Судебная практика в Крыму
Судебная практика в Крыму
Судебная практика по Крыму

Приговор по ч. 1 ст. 105 УК РФ (Убийство) | ДЕЛО № 1-368/2021

Дело № 1-368/2020

УИД 91RS0003-01-2020001203-37

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

14 сентября 2021 года гор. Симферополь

Центральный районный суд города Симферополя Республики Крым в составе: председательствующего судьи Можелянского В.А., при секретаре судебного заседания – Лахно А.И., с участием государственного обвинителя – Сарбей Д.Д., потерпевшей – Потерпевший №1, подсудимого – Мишнёва А.Н., защитника – адвоката Халикова М.С., рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Симферополе уголовное дело в отношении:

Мишнёва А.Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца <данные изъяты>, гражданина <данные изъяты>, получившего <данные изъяты> образование, <данные изъяты>, ранее не судимого, зарегистрированного и проживающего по адресу: <адрес>,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ,

УСТАНОВИЛ

Мишнёв А.Н. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку при следующих обстоятельствах:

ДД.ММ.ГГГГ, в период с 18 часов до 22 часов, более точное время в ходе предварительного следствия установлено не было, Мишнёв А.Н., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь на кухне <адрес> по пер. Пионерский в <адрес> Республики Крым, во время ссоры и последующей драки, возникших на почве личных неприязненных отношений, между ним и ФИО1, нанес последнему не менее трех ударов в область лица и головы, не менее одного удара в область передней поверхности живота слева и не менее одного удара в область левого предплечья, после чего, реализуя преступный умысел, направленный на убийство ФИО1, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде смерти ФИО1 и желая этого, действуя умышленно из личных неприязненных отношений к ФИО1, с целью причинения ему смерти, взял лежавший на столе кухонный нож, клинком которого нанес ФИО1 один удар в область задней поверхности грудной клетки слева, причинив ФИО1, телесные повреждения в виде:

ссадины на передней поверхности живота слева, ссадины (5) левого предплечья на задней поверхности в нижней трети, не повлекшие вреда здоровью и не состоящие в причинной связи со смертью ФИО1; закрытой черепно-мозговой травмы: ссадины в проекции тела нижней челюсти; кровоизлияния в мягкие ткани лобной области, в правую щечную мышцу, в мышцу опускающую угол рта, с переходом на левую щечную мышцу; субдурального кровоизлияния лобной с переходом на левые височную и теменную доли; субарахноидальных кровоизлияний по выпуклой поверхности левой лобной с переходом на левую височную и теменную доли; по базальной поверхности левой лобной с переходом на левую височную и теменную доли; повлекшей тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни человека в момент причинения и не состоящей в прямой причинной связи с наступлением смерти ФИО1; одиночного проникающего колото-резаного ранения задней поверхности грудной клетки слева со сквозным повреждением верхушечно-заднего сегмента верхней доли левого легкого и повреждением венозного сосуда верхнего средостения, осложнившегося левосторонним гемопневмотораксом, гемомедиастинумом, геморрагическим шоком тяжелой степени, вторичным гипоксическим поражением головного мозга и функции внутренних органов, повлекшего тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека и состоящего в прямой причинной связи с наступлением смерти ФИО1

Смерть ФИО1 наступила ДД.ММ.ГГГГ в реанимационном отделении ГБУЗ РК «СКБ СМП № 6» от одиночного колото-резаного ранения задней поверхности грудной клетки слева со сквозным повреждением верхушечно-заднего сегмента верхней доли левого легкого и повреждением венозного сосуда верхнего средостения, осложнившегося левосторонним гемопневмотораксом, гемомедиастинумом, геморрагическим шоком тяжелой степени, вторичным гипоксическим поражением головного мозга и функции внутренних органов.

В судебном заседании подсудимый Мишнёв А.Н. свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления предусмотренного ч. 1 ст.105 УК РФ не признал и показал, что ДД.ММ.ГГГГ, в вечернее время, он пришел домой к Потерпевший №1, где вместе с ней и Свидетель №1 стали употреблять спиртные напитки. Через некоторое время к ним в комнату вошел ранее незнакомый ФИО1 и стал кричать на Потерпевший №1, нанес ей несколько ударов, вследствие чего у него с ФИО1 возник словесный конфликт переросший в драку. ФИО1 силой увлёк его в помещении кухни где стал избивать палкой и, повалив на стол, стал душить его. Защищаясь от избиения со стороны ФИО1, он взял лежавший на столе кухонный нож и нанёс им удар потерпевшему, отчего тот его сразу отпустил. После этого он положил ФИО1 на пол и сел рядом с ним. В судебном заседании подсудимый настаивал на том, что он неумышленно причинил смерть ФИО1, защищаясь от его посягательства на свою жизнь.

Вина подсудимого Мишнёва А.Н. в совершении инкриминируемого ему преступлении подтверждается исследованными судом доказательствами.

Показаниями потерпевшей Потерпевший №1, которая в судебном заседании пояснила, что ДД.ММ.ГГГГ, в дневное время, к ним в <адрес> по пер. Пионерский в <адрес>, пришёл её знакомый Мишнёв А.Н., с которым её брат Свидетель №1 стал распивать спиртные напитки, в то время, как супруг – ФИО1 лёг спать и ни с кем в конфликтные отношения не вступал. Через некоторое время она и Свидетель №1 ушли в свои комнаты, а её супруг и Мишнёв А.В. пошли на кухню. Находясь в комнате, она слышала, что между ФИО1 и Мишнёвым А.Н. происходит словесный конфликт, инициатором которого выступил подсудимый. Через некоторое время перебранка переросла, судя по раздававшимся звукам ударов, в драку. Услышав крики супруга на кухне, она прибежала туда и увидела, что ее ФИО1 лежит на полу в луже крови, а на полу сидит Мишнёв А.Н., который держал в руке нож, на котором находилась кровь. Кроме Мишнёва А.Н. никто не мог ударить ее супруга ножом, так как на кухне они находились вдвоем.

Показаниями свидетеля Свидетель №1, исследованные судом в порядке предусмотренном ч. 1 ст. 281 УПК Российской Федерации, который в ходе предварительного следствия пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ, около 17 часов, он совместно с Потерпевший №1 и ФИО1 распивал спиртные напитки дома. Около 17 часов 30 минут в квартиру пришел, ранее ему незнакомый Мишнёв ФИО7 прихода Мишнёва, он направился в зал, а Потерпевший №1, ФИО1 и Мишнёв А.Н. продолжали распивать спиртные напитки на кухне. Потерпевший №1 периодически заходила в зал и возвращалась на кухню. Через некоторое время, когда он и Потерпевший №1 находились в зале, то услышали как на кухне между ФИО1 и Мишнёвым А.Н. возник словесный конфликт, переросший в драку, которую прекратила Потерпевший №1, после чего опять вернулась в зал. Через некоторое время они услышали крик ФИО1 из кухни, после чего Потерпевший №1 направилась на кухню и позвала его. Зайдя на кухню, он обнаружил лежащего на полу в луже крови ФИО1 Через примерно 20 минут после случившегося приехали сотрудники полиции и сотрудники скорой медицинской помощи, которых вызвал сосед (кто именно не знает). В последующем сотрудники скорой медицинской помощи госпитализировали ФИО1 в больницу.

(т. 1 л.д. 121-123).

Показаниями свидетеля Исаева Худайберды, который в судебном заседании пояснил, что вследствие давности исследуемых событий, он не помнит их, после чего суд исследовал показания свидетеля, данные им в ходе предварительного следствия, а свидетель подтвердил их правильность.

В ходе предварительного следствия свидетель Исаев Худайберды пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ из ИВС УМВД России по <адрес> в травматологическую поликлинику ГБУЗ РК «СКБ СМП № 6» был доставлен Мишнёв А.Н. с жалобой на боль в области левого предплечья. Со слов Мишнёва А.Н. тот неоднократно получал травмы, в последний раз один месяц назад. Мишнёв А.Н. был осмотрен, обследован, была сделана рентгенография предплечья, в результате чего установлен диагноз – закрытый перелом левой локтевой кости без смещения, наложена гипсовая повязка. Мишнёв А.Н. не говорил о том, что получил вышеуказанную травму во время драки в период времени с 1 по ДД.ММ.ГГГГ, поскольку если бы тот об этом сказал, то он бы сделал запись об этом в медицинской карте.

(т. 3 л.д. 96-98)

Показаниями свидетеля Тимашёва Д.Ю., который в судебном заседании пояснил, что он является сотрудником ОП № 3 «Центральный» УМВД России по г. Симферополь. ДД.ММ.ГГГГ он заступил на суточное дежурство. ДД.ММ.ГГГГ, в вечернее время, где-то в 20-21 час, точнее время, не помнит, поступило сообщение, что по адресу: <адрес>, человеку были нанесены ножевые ранения. Собралась следственно-оперативная группа, и они выехали на адрес. Он находился в составе следственно-оперативной группы. Им составлен протокол осмотра места происшествия. По прибытию на место, в доме находился Мишнёв, насколько он помнит, то потерпевшего уже увезли. В доме находилась жена потерпевшего и его сын, насколько он помнит, то у сына какое-то психическое расстройство, брат жены потерпевшего. Изначально, никто толком не мог объяснить, что случилось. Выяснилось позже, что у потерпевшего и его жены возник конфликт. Таким образом, Мишнёв просто заступился за женщину и нанес ножевое ранение потерпевшему. В ходе осмотра, на кухне в раковине был обнаружен нож, а так же были сделаны смывы, в тех местах, где были обнаружены пятна бурого цвета, а так же была изъята одежда Мишнёва. На месте происшествия Мишнёв не давал никаких пояснений. Точно не помнит, по его мнению, Мишнёв находился в состоянии алкогольного опьянения. Жена погибшего рассказала, как в их квартире оказался Мишнёв. Она его пригласила в гости. Мишнёв пояснил, что находился на улице, и встретил жену потерпевшего, которая пригласила его домой, для совместного времяпрепровождения, в компании с ней, ее супругом и братом. Он согласился. В последующем у потерпевшего с супругой случился словестный конфликт, который перерос в потасовку. Потерпевший нанес несколько ударов супруге, это не понравилось Мишнёву, и он решил за нее заступиться. Взял нож и ударил потерпевшего в область спины. После чего, потерпевший упал, ему стало плохо, а супруга потерпевшего уже вызвала скорую помощь. Мишнёв ничего о том, что между ним и ФИО22 была драка, не говорил. Мишнёв не пояснял, что со стороны потерпевшего была угроза. Видимых повреждений у Мишнёва не было, но у него что-то было с рукой, на это он пояснил, что поранился во время ремонта. Мишнёв на состояние здоровья не жаловался. Показания Мишнёв давал добровольно. В отношении Мишнёва, никакого воздействие со стороны сотрудников правоохранительных органов, не было. Уголовное дело возбужденно им, следователем Тимашёвым ФИО8 о задержании принималось им, следователем Тимашёвым ФИО9 следственных действий более не проводил. При проведении следственных действий присутствовал защитник. В квартире было тусклое освещение, было грязно, а так же присутствовали следы вещества бурого цвета. Заходишь в квартиру, попадаешь в прихожую, справа находится кухня, а прямо находится гостиная комната. Преступление произошло на кухне, так как там и происходила потасовка. Освещение в зале не было. Было ли освещение на кухне, сказать не может. При написании Мишнёвым явки с повинной защитника не было.

Показаниями свидетеля Свидетель №2, который в судебном заседании пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ, он находился в составе экипажа, который выезжал по вызову по адресу: пер. Пионерский, <адрес>. Вызвавший их молодой человек пояснил, что в соседней квартире происходит драка. После прибытия на место вызова, дверь открыла женщина, которая сказала, что ничего страшного не произошло и они немного поругались. С разрешения хозяйки, они осмотрели квартиру, где на кухне обнаружили мужчину с ножевым ранением спины и вызвали скорую помощь. Нож лежал возле потерпевшего, на полу. В ходе осмотра квартиры, в помещении санузла они обнаружили Мишнёва А.Н. Позже женщина указала на него, как на лицо, которое нанесло ножевое ранение ее супругу. Все находились в состоянии сильного опьянения. У Мишнёва А.Н. видимых телесных повреждений не было и он не жаловался на состояние здоровья.

Показаниями свидетеля Свидетель №3, который в судебном заседании дал аналогичные показания.

Показаниями свидетеля Свидетель №5, который в судебном заседании пояснил, что он проживает по адресу: <адрес>, пер. Пионерский, <адрес>, по соседству с ним в <адрес> проживает семейная пара, брат супруги и ребенок. ДД.ММ.ГГГГ он услышал в квартире потерпевшей звуки ударов и крики, в связи с чем вызвал сотрудников полиции.

Допрошенная в судебном заседании эксперт Свидетель №7, пояснила, что она являлась экспертом-организатором в экспертной комиссии при проведении судебно-медицинской экспертизы по медицинским документам по факту смерти гражданина ФИО1, 1969 г.р. По результатам проведенной экспертизы было сделано заключение № от ДД.ММ.ГГГГ. Согласно выводам судебно-медицинской комиссии, смерть ФИО1 последовала от одиночного проникающего колото-резаного ранения задней поверхности грудной клетки слева со сквозным повреждением верхушечно-заднего сегмента верхней доли левого легкого и повреждением венозного сосуда верхнего средостения, осложнившегося левосторонним гемопневмотораксом, гемомедиастинумом, геморрагическим шоком тяжелой степени, вторичным гипоксическим поражением головного мозга и функции внутренних органов. В ходе производства указанной экспертизы комиссией даны ответы на все поставленные следователем вопросы. Тяжесть причиненного ФИО1 вреда здоровью от одиночного проникающего колото-резаного ранения, а также наличие иных телесных повреждений, их характер, количество, локализация, давность и механизм нанесения указаны в заключении эксперта (экспертизе трупа) № от ДД.ММ.ГГГГ, которое она подтверждает полностью. Смерть потерпевшего наступило не от черепно-мозговой травмы. Врачи своевременно не установили черепно-мозговую травму, но это бы не повлияло на исход. Так как пациент был очень тяжелым. Была остановка кровообращения, это им и помешало в короткий период провести исследования, которые могли бы выявить черепно-мозговую травму. Если бы черепно-мозговая травма была установлена и проведено лечение неблагоприятный исход был всё равно непредотвратим, и ФИО1 в любом случае умер от кровопотери и шока.

В судебном заседании подсудимый, защитник и прокурор не возражали против исследования показаний эксперта Свидетель №6, которая в ходе предварительного следствия пояснила, что ею проводилась судебно-медицинская экспертиза в отношении обвиняемого Мишнёва А.Н, по результатам которой сделано заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, которое она подтверждает полностью. Экспертиза проводилась на основании данных медицинских документов (медицинской карты пациента, получавшего медицинскую помощь, рентгенограммы костей левого предплечья и кисти в 2-х проекциях), а также представленных материалов уголовного дела. Согласно выводам экспертизы, у Мишнёва А.Н. обнаружены телесные повреждения в виде: закрытого перелома диафиза левой локтевой кисти в нижней трети без смещения отломков, что подтверждено данными рентгенологического метода исследования, представленного на экспертизу. Указанное повреждения образовалось в результате действия тупого предмета и расценивается как причинившее средней тяжести вред здоровью. Давность образования данного телесного повреждения в ходе экспертизы установить не представилось возможным, поскольку Мишнёву А.Н. не был проведен рентген-контроль через 10—14 дней после травмы в сравнении с имеющимися рентгенограммами, что подтверждается справкой ФСИН ФКУЗ МСЧ № 91 СЧ № 3 от ДД.ММ.ГГГГ, представленной эксперту, согласно которой повторные рентген-снимки травмированной руки после снятия гипса Мишнёву А.Н. не делались. Закрытый перелом диафиза левой локтевой кисти в нижней трети без смещения отломков мог образоваться в результате действия тупого предмета при ударе в указанную область сверху-вниз, либо снизу-вверх. Также не исключается получение указанной травмы Мишнёвым А.Н. при совершении им активных действий, в том числе махов руками и ударе областью левого предплечья о твердый тупой предмет с ограниченной действующей силой.

(т. 3 л.д. 174-175)

Протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому произведен осмотр <адрес>. 1 по пер. Пионерский в <адрес>, где были изъяты: следы папиллярных узоров изъятых с двери туалета, с кухонной двери, двери в комнате упакованные в бумажный конверт; нож со следами вещества бурового цвета упакованный в конверт; джинсы упакованные в полимерный пакет, которые были в установленном законом порядке осмотрены и признаны вещественными доказательствами.\

(т. 1 л.д. 28-30)

Протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому произведен осмотр кабинета приемного отделения ГБУЗ РК «СКБ СМП № 6» по адресу: <адрес>, где были изъяты: джинсовые брюки светло-синего цвета, кофта светло-серого цвета о следами вещества бурого цвета, носок, тапок коричневого цвета упакованные в полимерный пакет, которые были в установленном законом порядке осмотрены и признаны вещественными доказательствами.

(т. 1 л.д. 38-39)

Протоколом осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому осмотрены следующие вещи: нож со следами вещества бурого цвета упакованный в бумажный конверт коричневого цвета, джинсовые брюки, принадлежащие Мишнёву А.Н, упакованные в бумажный конверт коричневого цвета изъятые в ходе ОМП ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> по пер. Пионерский,1 в <адрес>; джинсовые брюки светло синего цвета, кофта со следами вещества бурого цвета светло серого цвета, носок, тапок коричневого цвета, принадлежащие ФИО1 упакованные в картонный, ящик изъятые в приемном отделении ГБУЗ РК «Симферопольская КБ СМП № 6» по адресу: <адрес>.

(т. 1 л.д. 67-77)

Постановлением о признании вещественными доказательствами и приобщении их к уголовному делу от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому вещественными доказательствами по уголовному делу признаны следующие предметы: нож со следами вещества бурого цвета упакованный в бумажный конверт коричневого цвета, джинсовые брюки, принадлежащие Мишнёву А.Н. упакованные в бумажный конверт коричневого цвета изъятые в ходе ОМП ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> по пер. Пионерский,1 в <адрес>; джинсовые брюки светло синего цвета, кофта со следами вещества бурого цвета светло серого цвета, носок, тапок коричневого цвета, принадлежащие ФИО1 упакованные в картонный, ящик изъятые в приемном отделении ГБУЗ РК «Симферопольская КБ СМП № 6» по адресу: <адрес>.

(т. 1 л.д. 78-79)

Протоколом проверки показаний на месте обвиняемого Мишнёва А.Н. от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому обвиняемый Мишнёв А.Н. на месте происшествия указал обстоятельства причинения телесных повреждений ФИО1 и при помощи манекена продемонстрировал свои действия.

(т. 2 л.д. 32-35)

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому при судебно-медицинском исследовании трупа ФИО1 обнаружены следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма; ссадина в проекции тела нижней челюсти; кровоизлияние в мягкие ткани лобной области, правую щечную мышцу, в мышцу опускающую угол рта с переходом на левую щечную мышцу; субдуральное кровоизлияние лобной с переходом на левую височную и теменную доли; субарахноидальное кровоизлияние по выпуклой поверхности левой лобной с переходом на левую височную и теменную доли; по базальной поверхности левой лобной с переходом на левую височную и теменную доли; причинена за 4-5 суток до наступления смерти, в короткий промежуток времени, в результате чего определить последовательность причинения повреждений не представляется возможным, в результате от не менее трех травматических воздействий тупого предмета (предметов), индивидуальные особенности которого (которых) в повреждениях не отобразились, расценивается как телесное повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью. Одиночное проникающее колото-резаное ранение задней поверхности груди слева с повреждением подкожно-жировой клетчатки, поверхностной фасции спины, трапециевидной мышцы, ромбовидной мышцы, верхней задней зубчатой мышцы, длинной мышцы, межреберных мышц 3-го межреберья слева, париетальной плевры, висцеральной плевры, верхушечного сегмента верхней доли левого легкого, левой подключичной вены с развитием левостороннего гемопневмоторокса, раневой канал имеет направление сзади наперед, справа налево и несколько снизу-вверх, общей длинной порядка 10-15 см; причинено прижизненно, за 4-5 суток до наступления смерти, в результате одного травматического воздействия плоского колюще-режущего предмета, на уровне погружавшейся части имеющего одностороннюю заточку, то есть обушок и режущую кромку, расценивается как телесное повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью. Ссадина передней поверхности живота слева; ссадины (5) левого предплечья на задней поверхности нижней трети причинены за 4-5 суток до наступления смерти, от воздействия тупого предмета (предметов) с ограниченной травмирующей поверхностью, расцениваются как в отдельности, так и в совокупности, как повреждения, не причинившие вред здоровью и не состоят в причинной связи со смертью. При проведении судебно-химической экспертизы в крови обнаружен этиловый спирт в концентрации – 1,14 промилле, в моче обнаружен этиловый спирт в концентрации – 1,50 промилле, что применительно к живым лицам расценивается как алкогольное опьянение легкой степени.

(т. 3 л.д. 116-122)

Заключением комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (комиссии экспертов) от ДД.ММ.ГГГГ №, согласно которому Мишнёв А.Н. каким-либо психическим расстройством (тяжелым психически расстройством, временными психически расстройством, слабоумием, временным психическим расстройством либо иным болезненным состоянием психики) не страдает как в настоящее время, так и не страдал таковыми на период инкриминируемого ему деяния, ко времени и во время производства уголовного дела. Мишнёв А.Н. мог на момент инкриминируемого ему деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также может в настоящее время осознавать фактический характер своих действий и руководить ими.

(т. 3 л.д. 129-132)

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому, медико-криминалистическим исследованием кожного лоскута грудной клетки ФИО1, 1969 года рождения (заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ), выявлено колото-резаное повреждение, которое образовалось в результате одного травматического воздействия плоского колюще-режущего предмета, на уровне погружавшейся части имеющего одностороннюю заточку, то есть обушок и режущую кромку. Результаты сравнительного-экспериментального исследования позволяют полагать, что орудием травмы, причинившим колото-резаное повреждение на кожном лоскуте от трупа ФИО1, мог быть клинок ножа, представленного на экспертизу.

(т. 3 л.д. 138-144)

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому, на ноже, брюках Мишнёва А.Н. изъятых по адресу: <адрес> ходе осмотра места происшествия, были обнаружены следы крови ФИО1

(т. 3 л.д. 160-162)

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому Мишнёву А.Н. причинены повреждения: закрытый перелом диафиза левой локтевой кости в нижней трети без смещения отломков, расценивается как телесное повреждение, причинившее средний тяжести вред здоровью.

(т. 3 л.д. 169-172)

Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которой смерть ФИО1 последовала от одиночного проникающего колото-резаного ранения задней поверхности грудной клетки слева со сквозным повреждением верхушечно-заднего сегмента верхней доли левого легкого и повреждением венозного сосуда верхнего средостения, осложнившегося левосторонним гемопневмотораксом, гемомедиастинумом, геморрагическим шоком тяжелой степени, вторичным гипоксическим поражением головного мозга и функции внутренних органов (клиническая смерть), о чем свидетельствуют: секционно-морфологические данные: на задней поверхности груди слева в проекции 3 межреберья между околопозвоночной и лопаточной линиями колото-резаная рана длиной 7,5 см, ушитая 5 хирургическими швами; сквозное повреждение висцеральной плевры и ткани в верхушечно-заднем сегменте (S1+S2) левого легкого, ушитое по задней поверхности 3 хирургическими швами, на передней поверхности – 2 хирургическими швами, неполное повреждение левой подключичной вены, ушитое 3 хирургическими швами; данные судебно-гистологического исследования: на плевре очагово наложения эритроцитов, в просвете некоторых артерий мелкого калибра эритроцитарно-фибриновые тромбы, очаговые интраальвеолярные и интерстициальные кровоизлияния, местами сливающиеся, в одном из препаратом мелкий фрагмент раневого канала с неровными краями, кровоизлияниями в краях; фрагмент чрезплеврального дефекта с неровными краями, кровоизлияниями в краях его и прилежащей легочной паренхиме; единичные круглые пустоты, напоминающие жировые эмболы в просвете сосудов малого круга кровообращения; полнокровие сосудов преимущественно центров долек печени, дискомплексация печеночных балок, неравномерное полнокровие сосудов слоев почки, малокровие сосудов отдельных клубочков, полнокровия расширенных сосудов юкстамедулярной зоны, участки обеднения коркового слоя надпочечника липидами, полнокровие сосудов преимущественно мозгового слоя; данные медицинских документов: ДД.ММ.ГГГГ в 22.40 ФИО1 поступает в крайне тяжелом состоянии геморрагического шока III степени – индекс Альговера 1,37, свидетельствующий об объеме кровопотери более 40% исходного объема циркулирующей крови (более 2 л крови), АД 70/40 мм.рт.ст., пульс 96 ударов в минуту, с наступлением клинической смерти спустя 19 часов после оперативного вмешательства на фоне продолжающихся искусственной вентиляции легких, интенсивной терапии и достижения гемостаза (при левосторонней торакотомии обнаружено коллабированное легкое, в отлогих местах плевральной полости большое количество сгустков и жидкой крови, сквозное ранение верхней доли, с повреждением вены верхнего средостения), с развитием постреанимационной болезни; в общем анализе крови – анемия (эритроциты-2,2×10.12/л, гемоглобин – 83 г/л, гематокрит – 21,9. Судебно-медицинская экспертная комиссия считает, что обнаруженное при судебно-медицинском исследовании трупа пластинчатое субдуральное кровоизлияние объемом менее 100 мл (44 мл), конвекситальной локализации, а также пластинчатые субарахноидальные кровоизлияния, с отсутствием очагов ушиба головного мозга не привели к развитию отека, сдавления полушария и смещению срединных структур головного мозга и не сыграла роль в танатогенезе смерти, что подтверждается отсутствием общемозговой, менингеальной, очаговой неврологической симптоматики при динамическом наблюдении лечащими врачами (анестезиологом-реаниматологом и торакальным хирургом). Исходя из вышеизложенного, экспертная комиссия считает необоснованными выводы о причине смерти в результате закрытой черепно-мозговой травмы в форме субдурального кровоизлияния в проекции левых лобных, височной и теменной долей, субарахноидальных кровоизлияний по конвекситальной и базальной поверхностям левых лобной, височной и теменной долей, с кровоизлиянием в мягкие ткани и ссадиной лица, осложнившейся отеком и сдавлением головного мозга (заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ). Оценивая оказание медицинской помощи врачом хирургом 1-го хирургического отделения ГБУЗ РК «ОКБ СМП №», экспертная комиссия считает, что медицинская помощь была оказана в соответствии с Порядком оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «хирургия», утвержденного Приказом М3 РФ от 15.11.2012г №н: осмотр больного при поступлении проведен в полном объеме, незамедлительно начата противошоковая терапия, назначен план обследования, вызван на консультацию торакальный хирург, экстренно проведена операция: левосторонняя торакотомия, с ушиванием дефекта верхушки легкого и вены средостения, начаты мероприятия для восполнения утраченного объема циркулирующей крови, своевременно переведен для дальнейшего лечения в отделение ОАРИТ. Оценивая оказание медицинской помощи врачами анестезиологом- реаниматологом и торакальным хирургом ГБУЗ РК «СКБ СМП №» экспертная комиссия отмечает наличие дефектов оказания медицинской помощи в нарушение Порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «анестезиология и реаниматология», утвержденного Приказом М3 РФ от 15.11.2012г №н Приказа Министерства здравоохранения РФ от ДД.ММ.ГГГГ №н “Об утверждении критериев оценки качества медицинской помощи”: в медицинской карте пациента, получающего медицинскую помощь в стационарных условиях № не заполнен лист регистрации дополнительных методов исследования, с указанием результатов рентгенологического исследования грудной клетки, с учетом наличия в дневниковых записях результатов данных рентгенографий, не оформлено обоснование клинического диагноза с подписями лечащего врача и заведующего отделением, позднее установление клинического диагноза (более 24 часов) с момента поступления пациента в стационар по экстренным показаниям, не в полном объеме сформулирован заключительный клинический диагноз без указания клинической смерти ДД.ММ.ГГГГ и постреанимационной болезни; не проведено необходимое обследование больного с учетом наличия телесных повреждений на лице, развития постреанимационной болезни и коматозного состояния в послеоперационном периоде: не проведены консультации профильных специалистов: невролога, нейрохирурга, окулиста, компьютерная томография либо магнитно- резонансная томография головного мозга, рентгенография черепа, что привело к отсутствию диагностики закрытой черепно-мозговой травмы. Судебно-медицинская экспертная комиссия считает, что в диагностическом процессе перед врачами ГБУЗ РК «СКБ СМП №» имели место объективные трудности диагностики: тяжесть состояния, обусловленная необратимой стадией геморрагического шока III степени, нарушение сознания, невозможность сбора четкого анамнеза и жалоб, отсутствие при динамическом наблюдении общемозговой, менингеальной, очаговой неврологической симптоматики, наступление клинической смерти, с последующим развитием постреанимационной болезни менее чем через сутки пребывания в стационаре, не позволяющих в столь короткий промежуток времени диагностировать закрытую черепно-мозговую травму и выбрать соответствующую тактику лечения. Учитывая наличие необратимой стадии геморрагического шока тяжелой степени при поступлении в стационар (индекс Альговера равен 1,37, что соответствует объему кровопотери более 40% от исходного объема циркулирующей крови, приводящего к глубоким необратимым нарушениям кровообращения), развитие постреанимационной болезни, приведшей к нарушению работы органов и систем, стремительному нарастанию декомпенсации гемодинамических нарушений, экспертная комиссия считает, что даже в случае установления диагноза «закрытая черепно-мозговая травма» и проведении соответствующего лечения неблагоприятный исход был непредотвратим. На основании вышеизложенного, экспертная комиссия считает, что в данном случае имеющиеся дефекты оказания медицинской помощи врачами анестезиологом-реаниматологом и торакальным хирургом ГБУЗ РК «СКБ СМП №» не состоят в прямой причиной связи с наступлением смерти ФИО1

(т. 3 л.д. 181-212)

Вышеприведенные доказательства суд признает допустимыми, поскольку существенных нарушений действующего законодательства при их получении, влекущих признание их недопустимыми и подлежащими исключению из числа доказательств, судом не установлено, а также относимыми и достоверными, так как они находятся в логической взаимосвязи между собой, подтверждают фактические обстоятельства, установленные судом, совокупность вышеприведенных доказательств суд находит достаточной для разрешения дела. Заключения экспертов являются научно обоснованными, оснований не доверять данным заключениям у суда не имеется.

В судебном заседании подсудимый настаивал на том, что он не имел умысла на причинение смерти ФИО1 и причинил ему телесное повреждение, защищаясь от его посягательства на свою жизнь и здоровье.

В ходе предварительного и судебного следствия не было установлено того, что со стороны ФИО1 имелось какое либо действие, реально посягающее на жизнь Мишнёва А.Н.

Телесное повреждение в виде закрытого перелома диафиза левой локтевой кости, обнаруженный у Мишнёва А.Н., который причинил средней тяжести вред его здоровью (т. 3 л.д. 169-172), не угрожало жизни подсудимого и не могло являться законным поводом для применения Мишнёвым А.Н. кухонного ножа для защиты своей жизни и здоровья, в связи с чем позицию подсудимого о его необходимой обороне от действий ФИО1, суд находит несостоятельной и расценивает её как попытку подсудимого избежать уголовной ответственности за совершенное преступление.

Иных телесных повреждений (в виде следов сдавливания шеи) у Мишнёва А.Н. обнаружено не было, что опровергает его утверждение о том, что он нанёс ФИО1 удар ножом, защищаясь от удушения погибшим.

Таким образом, позиция подсудимого, поддержанная его защитником, об имевшей место необходимой обороне и необходимости переквалификации его действий, является несостоятельной, опровергается доказательствами, исследованными судом и оценивается судом как попытка избежать уголовной ответственности за совершенное преступление.

В судебном заседании сторона защиты настаивала на том, что подсудимый Мишнёв А.Н., защищаясь от посягательства на свою жизнь, не имел умысла на причинение смерти ФИО1

Такая позиция стороны защиты опровергается исследованными судом доказательствами: показаниями потерпевшей Потерпевший №1, свидетелей Свидетель №2, Свидетель №3, ФИО11, Свидетель №1, Свидетель №5, эксперта Свидетель №7, протоколами осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 28-30, 338-39), заключениями судебно-медицинских экспертиз (т. 1 л.д. 116-122, т. 3 л.д. 181-212), заключениями иммунологической экспертизы (т. 3 л.д. 160-162), заключением медико-криминалистического исследования (т. 1 л.д. 138-144).

Проанализировав совокупность представленных доказательств, суд пришел к убеждению в том, что, нанося сильный удар ножом в область груди ФИО1, подсудимый Мишнёв А.Н. реализовал свой возникший внезапно, но именно прямой умысел, направленный на причинение смерти человеку.

Решая вопрос о направленности умысла подсудимого на совершение убийства, суд исходит из совокупности всех обстоятельств содеянного, учитывает способ и орудие совершения преступления, характер, локализацию и механизм причинения ФИО1 телесных повреждений, а также поведение подсудимого Мишнёва А.Н. предшествующее совершению преступления, конфликтные отношения, сложившиеся между подсудимым и погибшим незадолго до совершения преступления.

Об умысле Мишнёва А.Н. на лишение жизни ФИО1 свидетельствует то обстоятельство, что подсудимый наносил погибшему удар ножом, который обладает высокими поражающими свойствами в жизненно важную часть тела (область грудной клетки). При этом подсудимый в полной мере осознавал общественно-опасный характер своих действий, предвидел их общественно-опасные последствия, а именно, тот факт, что может причинить потерпевшему телесные повреждения не совместимые с жизнью, и прямо желал наступления этих последствий, нанося удар с приложением больших физических усилий. На это указывают, сохранность правильной ориентировки подсудимого, мотивированный и целенаправленный характер его действий.

Принимая во внимание, что подсудимый Мишнёв А.Н. нанес погибшему перед смертью удар ножом в область грудной клетки, то есть в область расположения жизненно важных органов человека, что неминуемо повлекло смерть человека, суд нашел правильной квалификацию действий подсудимого, как умышленное причинение смерти другому человеку.

Оценив представленные доказательства в их совокупности, суд признает доказанной вину подсудимого Мишнёва А.Н. в совершении инкриминируемого ему преступления и квалифицирует его действия по ч. 1 ст. 105 УК Российской Федерации, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Из выводов комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (комиссии экспертов) № от ДД.ММ.ГГГГ, следует, что Мишнёв А.Н. при совершении инкриминируемого ему деяния, какого-либо психического расстройства (слабоумия, хронического психического расстройства, временного психического расстройства, либо иного болезненного состояния психики) у него не выявляется как в настоящее время, так и не выявлялось в период совершения инкриминируемого ему деяния. Мишнёв А.Н. на момент инкриминируемого ему деяния мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время Мишнёв А.Н. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера Мишнёв А.Н. не нуждается (т. 3 л.д. 129-132).

Таким образом, психическое состояние Мишнёва А.Н. установлено с достаточной для постановления приговора полнотой.

Суд пришел к выводу, что Мишнёв А.Н., как вменяемое лицо, подлежит уголовной ответственности в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 105 УК Российской Федерации.

При назначении подсудимому Мишнёву А.Н. наказания, суд исходит из характера и степени общественной опасности, совершенного им преступления, обстоятельств дела, учитывает данные о личности подсудимого, по месту своего жительства характеризуется посредственно, ранее не судим.

В соответствии с требованиями ст. 61 УК Российской Федерации, суд признает явку с повинной в правоохранительные органы, обстоятельством смягчающим наказание подсудимого.

Суд не установил обстоятельств отягчающих наказание подсудимого и не признаёт таковым состояние алкогольного опьянения Мишнёва А.Н., в котором он пребывал в момент совершения преступления, поскольку не установил причинно-следственной связи между указанным состоянием подсудимого и совершением им инкриминируемого ему преступления.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК Российской Федерации в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК Российской Федерации относится к категории особо тяжких.

Принимая во внимание фактические обстоятельства преступления и степень общественной опасности содеянного, суд не находит оснований для изменения в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК Российской Федерации категории совершенного преступления.

С учетом изложенного и конкретных обстоятельств по делу, личности подсудимого, суд пришел к убеждению, что цели наказания могут быть достигнуты только путем применения к подсудимому меры уголовно-правового воздействия в виде лишения свободы на разумный и соразмерный содеянному срок, не усматривая при этом оснований для применения положений ст. 64 УК Российской Федерации при назначении наказания, поскольку суд не находит в деле исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности деяния.

Принимая во внимание то, что подсудимый совершил преступление впервые, посредственно характеризуется по месту жительства, суд, при назначении наказания по ч. 1 ст. 105 УК Российской Федерации, считает нецелесообразным назначать ему дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

В соответствии с требованиями п. «в» ч. 1 ст. 58 УК Российской Федерации, местом отбытия наказания в виде лишения свободы Мишнёва А.Н. суд назначает исправительную колонию строгого режима.

Суд не нашел оснований для применения требований ст. 73 УК Российской Федерации при назначении наказания подсудимому.

При определении вида и размера наказания суд руководствовался требованиями, закреплёнными в ст. 60, 61, 62 УК Российской Федерации и пришел к выводу о том, что менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижения целей наказания.

По уголовному делу имеются вещественные доказательства, судьбу которых суд разрешает в порядке статьи 81 УПК Российской Федерации.

В связи с назначением Мишнёву А.Н. наказания в виде лишения свободы суд оставляет ему без изменения меру пресечения в виде содержания под стражей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 296-313 УПК Российской Федерации, суд

ПРИГОВОРИЛ

Мишнёва А.Н. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК Российской Федерации и назначить ему наказание в виде семи лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения, избранную в отношении Мишнёва А.Н. в виде заключение под стражу оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок отбывания наказания Мишнёва А.Н. исчислять с момента вступления приговора в законную силу.

На основании п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК Российской Федерации время содержания под стражей Мишнёва А.Н. со 02 мая 2019 года по день вступления приговора в законную силу зачесть в срок лишения свободы из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

Вещественными доказательствами по делу распорядиться следующим образом:

нож со следами вещества бурого цвета упакованный в бумажный конверт коричневого цвета; джинсовые брюки, упакованные в бумажный конверт коричневого цвета; джинсовые брюки светло синего цвета, кофта светло серого цвета о следами вещества бурого цвета, носок, тапок коричневого цвета, упакованные в картонный ящик – уничтожить (т. 1 л.д. 78-79).

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда Республики Крым через Центральный районный суд города Симферополя в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей – в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем должно быть указано в его апелляционной жалобе или в возражениях на жалобы, представления, принесенные другими участниками уголовного процесса.

Председательствующий: В.А.Можелянский


Дело № 22-3220/2021

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

17 ноября 2021 года город Симферополь

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Крым в составе

председательствующего Фариной Н.Ю.,

судей Слезко Т.В., Спасеновой Е.А.

при секретаре Вернигор О.Ю., с участием прокурора Анисина М.А., осужденного Мишнева А.Н., участвовавшего посредством видеоконференц-связи, его защитника – адвоката Халикова М.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Мишнёва Андрея Николаевича и его защитника – адвоката Халикова Марлена Сейрановича на приговор Центрального районного суда города Симферополя Республики Крым
от 14 сентября 2021 года, по которому

Мишнёв Андрей Николаевич, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин Украины, несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Крым
Фариной Н.Ю. о содержании приговора и существе апелляционных жалоб, выступления осужденного и его защитника в поддержку апелляционных требований, мнения прокурора об оставлении приговора суда первой инстанции без изменений, судебная коллегия по уголовным делам

УСТАНОВИЛА

По приговору суда Мишнёв А.Н. осужден за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку – ФИО7 Преступление совершено 1 мая 2019 года в г. Симферополе Республики Крым при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях осужденный Мишнёв А.Н. ставит вопрос об отмене приговора и о вынесении нового судебного решения о переквалификации его действий на ст. 108 УК РФ. Настаивает, что ножевое ранение нанес потерпевшему при необходимой обороне; что его показания не опровергнуты; что суд проявил обвинительный уклон по делу.

Отмечает, что выводы суда о совершении им преднамеренного убийства ФИО7 основаны на предположениях; что судом не учтено отсутствие между ними неприязненных отношений; что именно потерпевший ФИО7 на почве ревности напал на него; что убийство последнего совершено им вследствие самообороны.

Считает, что показания потерпевшей ФИО8 положены в основу приговора необоснованно, поскольку она не была очевидцем события преступления и заинтересована в исходе дела; что судом ненадлежаще оценены показания свидетеля ФИО18 о причинении именно потерпевшим телесных повреждений осужденному; что показания свидетелей
ФИО9, ФИО10, ФИО11 и ФИО14 являются неотносимыми, так как не доказывают факт совершения им убийства потерпевшего, равно как и показания эксперта ФИО12, давшей лишь заключение о причинах смерти ФИО7 без указания на обстоятельства, при которых тот получил ножевое ранение.

В апелляционной жалобе адвокат Халиков М.С. ставит вопрос об изменении приговора и квалификации действий осужденного Мишнёв А.Н. по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Считает, что исследованные судом доказательства и установленные на их основе обстоятельства указывают на совершение осужденным убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Судебное разбирательство в суде первой инстанции по настоящему уголовному делу проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона о состязательности, равноправии сторон, с выяснением всех юридически значимых для правильного его разрешения обстоятельств, подлежащих доказыванию при его производстве, в том числе, касающихся места, времени, способа совершения преступления, формы вины, мотива, цели, и в процессе его рассмотрения сторонам были созданы необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав.

Фактические обстоятельства изложенных в описательно-мотивировочной части приговора действий, совершенных осужденным, установлены судом правильно и основаны на оценке совокупности доказательств, полученных в предусмотренном законом порядке, всесторонне и полно исследованных непосредственно в судебном заседании.

Приведенные в апелляционных жалобах стороны защиты доводы о несоответствии содержащихся в приговоре выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам уголовного дела и, как следствие, о неправильной правовой оценке действий осужденного Мишнёва А.Н., судебная коллегия находит необоснованными и не подтверждающимися материалами настоящего уголовного дела.

Суд первой инстанции по результатам состоявшегося разбирательства, обоснованно пришел к выводу о виновности Мишнёва А.Н. в инкриминируемом ему деянии, в обоснование чего привел доказательства, соответствующие требованиям уголовно-процессуального закона по своей форме и источникам получения, признанные в своей совокупности достаточными для вынесения обвинительного приговора.

При обосновании вывода о виновности осужденного Мишнёва А.Н. в совершенном преступлении суд первой инстанции в приговоре обоснованно сослался на показания потерпевшей ФИО8 и исследованные в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показания свидетеля ФИО13 о том, что 1 мая 2019 года по месту жительства потерпевших они распивали спиртное, слышали, как на кухне между осужденным и ФИО7 произошел словесный конфликт, переросший в драку, при этом, когда они зашли на кухню, то увидели потерпевшего на полу в луже крови, а также осужденного, у которого в руках находился нож в крови. Свидетель ФИО14 подтвердил, что в указанное время слышал в квартире потерпевших звуки ударов и крики, в связи с чем вызвал работников полиции.

Также правомерно приведены в приговоре суда показания свидетелей ФИО15, ФИО10, ФИО11 об обстоятельствах обнаружения и фиксации следов преступления; показания судебно-медицинского эксперта ФИО12; протоколы произведённых по уголовному делу следственных действий, установивших обстановку на месте преступления, а также закрепивших добытые в ходе их производства вещественные доказательства; заключения судебных экспертиз по изъятым вещественным доказательствам и заключения судебно-медицинских экспертиз трупа ФИО7, установивших количество, характер, локализацию и тяжесть выявленных у него телесных повреждений, причины его смерти, причинную связь между выявленным колото-резанным ранением и смертью потерпевшего, орудие преступления.

Доказательства, положенные в основу осуждения Мишнёва А.Н. собраны с соблюдением требований ст.ст. 74, 86 УПК РФ и сомнений в их достоверности не вызывают. Всем доказательствам, приведенным в приговоре, суд первой инстанции дал правильную оценку в соответствии с требованиями ст. 86-89 УПК РФ, приведя мотивы, по которым он признал достоверными доказательства и отверг доводы стороны защиты, не согласиться с которыми оснований у судебной коллегии не имеется.

Противоречий в показаниях потерпевшей и свидетелей по всем значимым обстоятельствам уголовного дела не имеется, они являются логичными, последовательными, дополняют друг друга, согласуются между собой, оснований им не доверять у суда не имелось. Предусмотренные
ст. 281 УПК РФ правила оглашения показаний судом соблюдены.

Доводы жалобы осужденного Мишнёва А.Н. о том, что его показания о необходимой самообороне и отсутствии умысла на убийство потерпевшего судом первой инстанции не опровергнуты и данная версия не проверена, являются несостоятельными. Его доводы являлись предметом рассмотрения судом первой инстанции и в судебном заседании бесспорно установлено наличие у осужденного умысла на убийство ФИО7, соответствующие выводы надлежаще мотивированы в приговоре.

Наличия признаков необходимой обороны в действиях Мишнёва А.Н. судебной коллегией не усматривается, поскольку какого-либо посягательства на его жизнь со стороны потерпевшего, которое в момент его совершения создавало бы реальную опасность для жизни, судом не установлено.

Показания осужденного о том, что сразу по приходу в квартиру потерпевших ФИО7 был возмущен его приходом, потащил его в коридор, нанес несколько ударов, затащил на кухню, где начал бить палкой, а после начал душить, полностью опровергаются показаниями потерпевшей ФИО8 и свидетеля ФИО13 о том, что после прихода Мишнёва А.Н. все было спокойно, они вместе употребляли спиртное, лишь позже на кухне квартиры между осужденным и ФИО7 завязался словесный конфликт, более активным в котором был осужденный, затем данный конфликт перерос в драку между ними. Оснований не доверять показаниям потерпевшей и свидетеля из материалов дела не усматривается.

В опровержение доводов апелляционной жалобы адвоката
Халикова М.С., показания свидетелей – работников полиции ФИО10 и ФИО11 о том, что после их прибытия на месте преступления отсутствовало освещение, и они пользовались фонариками при обнаружении потерпевшего, не подтверждают показания осужденного о том, что он не видел предмет, которым нанес удар ФИО7 Потерпевшая
ФИО8 в своих показаниях утверждала, что свет на кухне в ее квартире на момент события преступления имелся.

Судом первой инстанции при этом правильно установлено, что Мишнёвым А.Н. совершены умышленные действия, направленные на причинение смерти ФИО7, о чем свидетельствуют избранный способ и орудие совершения преступления – колюще-режущий предмет, характер и локализация повреждения на теле потерпевшего, а именно нанесение удара ножом в область спины в месторасположение жизненно важных органов – в область задней поверхности грудной клетки слева.

Оценив в совокупности собранные по делу и надлежащим образом исследованные в судебном заседании доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Мишнёва А.Н. в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Оснований для переквалификации действий осужденного не имеется.

Какие-либо неустраненные судом первой инстанции существенные противоречия и сомнения в совершении осужденным данного преступления, требующие истолкования в его пользу, отсутствуют. Все выводы суда первой инстанции в приговоре надлежащим образом мотивированы со ссылкой на фактические обстоятельства, установленные на основании исследованных в судебном заседании доказательств, и являются правильными.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, не допущено.

Анализ материалов судебного следствия позволяет судебной коллегии сделать вывод о том, что судом первой инстанции не было допущено нарушения принципов справедливости судебного разбирательства, состязательности и равноправия сторон, права Мишнёва А.Н. на защиту.

Председательствующий по делу в той или иной форме не подменял деятельность органов или лиц по осуществлению функции обвинения либо защиты, не проявлял обвинительный или оправдательный уклон при исследовании и оценке доказательств, им были обеспечены равные условия в осуществлении сторонами своих процессуальных функций, они свободно реализовывали предоставленные им законом права.

Вынесение судом на основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств приговора, с которым не согласна сторона защиты, само по себе не может быть безусловно расценено, как проявление судом первой инстанции обвинительного уклона по уголовному делу.

Из приговора видно, что суд первой инстанции правильно со ссылкой на заключение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы № 1390 от 14 октября 2019 года обоснованно не нашел оснований сомневаться в психической полноценности осужденного Мишнёва А.Н., верно признал его вменяемым и таким, что подлежит уголовному наказанию.

Назначая Мишнёву А.Н. наказание, суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ в полной мере учитывал характер и степень общественной опасности совершенного преступления, все имевшиеся в распоряжении суда данные о личности виновного, явку с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, а также влияние наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, а равно других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, которые в соответствии со ст. 64 УК РФ могли бы быть основанием для назначения наказания ниже низшего предела, чем установлено законом, суд верно не усмотрел. С этими выводами соглашается и судебная коллегия.

Вид и срок назначенного осужденному Мишнёву А.Н. наказания соответствует установленным судом характеру и степени общественной опасности преступления, данным о его личности, обстоятельствам, смягчающим наказание, является справедливым и соразмерным содеянному. Срок наказания определен судом в соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Судом обоснованно назначено Мишнёву А.Н. наказание в виде реального лишения свободы, обстоятельств, которые бы свидетельствовали о том, что исправление последнего возможно без его изоляции от общества с применением условного осуждения, из материалов дела не усматривается.

Оснований для применения к осужденному Мишнёву А.Н. положений
ч. 6 ст. 15 УК РФ об изменении категории совершенного преступления на менее тяжкое судом первой инстанции правильно не установлено. Не усматривает таковых и судебная коллегия, поскольку фактические обстоятельства совершенного осужденным преступления не позволяют прийти к выводу о меньшей степени его общественной опасности.

Вид исправительного учреждения для отбывания Мишнёвым А.Н. наказания – исправительная колония строгого режима – определена судом правильно в соответствии с требованиями п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ, так как он осужден к лишению свободы за совершение особо тяжкого преступления, ранее лишение свободы не отбывал.

Предусмотренные ст. 72 УК РФ вопросы об исчислении срока наказания и зачета в срок наказания в виде лишения свободы времени предварительного содержания осужденного под стражей, разрешены судом первой инстанции правильно.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о законности, обоснованности и справедливости приговора, и не находит оснований для его отмены или изменения по доводам апелляционных жалоб.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 389.13, 389.19, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА

Приговор Центрального районного суда города Симферополя Республики Крым от 14 сентября 2021 года в отношении Мишнёва Андрея Николаевича оставить без изменений, а апелляционные жалобы осужденного и его защитника – адвоката Халикова Марлена Сейрановича –
без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном Главой 47.1 УПК РФ, в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу приговора, а осужденным – в тот же срок со дня вручения ему копии апелляционного определения.

Осужденный вправе заявить ходатайство об участии в судебном заседании суда кассационной инстанции непосредственно либо путем использования систем видеоконференц-связи.

Такое ходатайство может быть заявлено осужденным в кассационной жалобе либо в течение 3 суток со дня получения им извещения о дате, времени и месте заседания суда кассационной инстанции, если уголовное дело было передано в суд кассационной инстанции по кассационному представлению прокурора или кассационной жалобе другого лица.

Председательствующий: Судьи:

_________________ ________________ _________________

Н.Ю. Фарина Т.В. Слезко Е.А. Спасенова

Ваша реакция на публикацию?

Я в шоке!
0
Одобряю!
0
Великолепно!
0
Не одобряю!
0
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Возможно вас заинтересует