Судебная практика в Крыму
Судебная практика в Крыму
Судебная практика по Крыму

Приговор по ст.138.1 УК РФ (Производство специальных технических средств для негласного получения информации) | ДЕЛО № 1-327/2020

ПРИГОВОР

именем Российской Федерации

11 ноября 2020 года Центральный районный суд <адрес> Республики Крым Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи – Вороного А.В.,

при секретаре – ФИО2,

с участием прокурора – ФИО3,

подсудимого – ФИО1,

защитника – ФИО12,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Симферополе уголовное дело по обвинению:

ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца <адрес>, Украина, гражданина Украины, имеющего средне-специальное образование, состоящего в браке, имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка, официально не трудоустроенного, зарегистрированного по адресу: Украина, <адрес>, не судимого,

в совершении преступления, предусмотренного ст.138.1 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

ФИО1, не позднее начала декабря 2018 года, более точное время следствием не установлено, реализуя возникший преступный умысел, направленный на незаконное производство не менее 5-ти специальных технических средств, предназначенного для негласного визуального наблюдения и документирования, не являясь индивидуальным предпринимателем или представителем юридического лица, не имея, при этом, полученной в предусмотренном законодательством порядке лицензии Федеральной службы безопасности Российской Федерации на осуществление деятельности по производству специальных технических средств, предназначенных для негласного визуального наблюдения и документирования, осознавая общественную опасность, противоправность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде нарушения конституционных прав и свобод неопределенного круга лиц и желая их наступления, в нарушение установленного законом и иными нормативными правовыми актами порядка производства специальных технических средств, предназначенных для негласного визуального наблюдения и документирования, не позднее начала декабря 2018 года, более точные дата и время следствием не установлены, находясь в квартире, расположенной по адресу: <адрес>, кустарным способом, из ранее приобретенных 5-ти видеорегистраторов, путем удаления корпусов из трех устройств и не внося изменения в конструкцию двух других устройств, изготовил 5 технических изделий и поместил их с целью маскирования в монтажные коробки, произвел отверстие для объектива видеокамеры, закамуфлировав их таким образом под бытовой предмет, тем самым произвел 5 специальных технических средств, предназначенных для негласного визуального наблюдения и документирования в целях негласного получения визуальной и акустической информации, которые в последующем в период с начала декабря 2018 года по ДД.ММ.ГГГГ использовал для тайного хищения чужого имущества из квартир на территории <адрес> Республики Крым.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый ФИО1 вину в предъявленном обвинении признал в полном объеме и пояснил, что примерно в начале декабре 2018 года изготовил из 5-ти видеорегистраторов устройства визуального наблюдения, а именно в монтажные электротехнические коробки поместил видеорегистраторы, дополнив их источником питания в виде аккумулятора. Указанные устройства он закреплял в подъездах квартир путем приклеивания с помощью скотча для наблюдения за жильцами квартир, из которых планировал совершить кражи имущества. Информация, полученная из камер хранилась в съемных носителях, которую он периодически извлекал и просматривал содержимое видеофайлов. В содеянном раскаивается.

Вина ФИО1 подтверждается следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании:

Оглашенными в судебном заседании, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ, показаниями свидетеля ФИО5, из которых следует, в 2019 году совместно с Мосиным совершили ряд квартирных краж на территории <адрес>. ФИО1 изготавливал приспособления для слежки, которые находились в одном из отделе в мебельной «стенке», расположенной в комнате квартиры, где он спал, а именно 4 маленькие коробки для разводки электропроводов, с отверстиями для объектива видеокамеры. Предназначалась она для облегчения совершения квартирных краж. ФИО1 устанавливал объект для кражи, после по указанию ФИО1, он монтировал напротив двери квартиры камеру. Далее, ФИО1 приезжал к подъезду и при помощи ноутбука или планшета просматривал видеозаписи с камер. Затем, установив лиц, их привычки, ФИО1 совершал кражу из соответствующей квартиры. Обслуживанием коробок с видеокамерами и их ремонтом занимался ФИО1 ( т. 2, л.д. 20-25 ).

Оглашенными в судебном заседании, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ, с согласия сторон показаниями свидетеля ФИО4, из которых следует, что у неё в производстве находилось уголовное дело по обвинению ФИО1 и ФИО5, в совершении ряда преступлений, предусмотренных ст.158 УК РФ. При совершении квартирных краж указанные лица использовали камеры видеонаблюдения, которые были замаскированы под бытовой предмет – монтажную коробку. По месту проживания ФИО1 и ФИО5 по адресу: <адрес>, были обнаружены и изъяты предметы, которые по внешним признакам похожи на камеры видеонаблюдения в количестве пяти штук. ФИО1 пояснил, что для осуществления краж на территории <адрес> изготовил камеры видеонаблюдения, которые он или ФИО5 устанавливали в подъезде дома, в котором собирался совершить кражу. Изготавливал он их из подручных средств, которые приобретал в магазинах ( т. 2 л.д. 36-40 ).

Оглашенными в судебном заседании, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ, с согласия сторон показаниями свидетеля ФИО6, согласно которых он оказывал оперативное сопровождение по уголовному делу в отношении ФИО1 и ФИО5 При этом, ФИО1 был застигнут в момент установки одной из произведенных им специальных монтажных коробок, в которой была самодельным способом установлена камера наблюдения. Также, ему известно, что при проведении обыска по месту жительства ФИО5, была обнаружена часть похищенного имущества, а также приспособления, при помощи которых ими совершались квартирные кражи, в частности 5 монтажных коробок, в которых находились камеры видеонаблюдения. В ходе общения с ФИО7, последний пояснил, что в план совершения краж входила установка камер наблюдения для слежения за собственниками квартир. Для этого он приобрел видеорегистраторы, которые спрятал в монтажные коробки, снабдил источником питания в виде аккумулятора. Методику производства этих камер он нашел в сети «Интернет» ( т. 2 л.д. 42-45 ).

Оглашенными в судебном заседании, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ, с согласия сторон показаниями свидетеля ФИО8, согласно которых ДД.ММ.ГГГГ он участвовал в качестве понятого при производстве обыска в <адрес> в <адрес>, где в жилой комнате в мебельной стенке было обнаружено 5 монтажных коробок серого цвета, при вскрытии которых находились камеры видеонаблюдения с источниками питания в виде аккумулятора. Проживающий в указанной квартире ФИО9 пояснил, что данные предметы предлежат его товарищу, который к нему приходил ( т.2, л.д. 51-54 ).

Оглашенными в судебном заседании, в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ, с согласия сторон показаниями свидетеля ФИО10, который дал показания, аналогичные показаниям свидетеля ФИО8 ( т. 2, л.д. 46-50 ).

В соответствии с протоколом обыска от ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> в <адрес> было обнаружено 5 монтажных коробки серого цвета, содержащие камеры видеонаблюдения с источниками питания в виде аккумулятора ( т.1, л.д. 88-97 ).

Согласно протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ – <адрес> в <адрес>, где при обыске ДД.ММ.ГГГГ обнаружено 5 монтажных коробки серого цвета, содержащие камеры видеонаблюдения с источниками питания в виде аккумулятора (т.1, л.д. 117-135).

Из заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, следует, что предоставленные на исследование устройства – портативные цифровые видеорегистраторы относятся к категории специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, по функциональной возможности и конструктивной приспособленности для негласного получения информации (наличие квалифицирующего признака – камуфлирование под предмет другого функционального назначения), находятся в работоспособном, пригодном для использования состоянии ( т. 1, л.д. 191-210 ).

Согласно протокола осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ, осмотрены 5 полимерных коробок серого цвета, в которых размещены видеокамеры, изъятые в ходе выемки от ДД.ММ.ГГГГ ( т. 2, л.д. 8-18, 19 ).

В соответствии с постановлением Правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ «Об утверждении положения о лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, связанной с разработкой, производством, реализацией, приобретением в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, и перечня видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности» физическим и юридическим лицам, не уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности, без соответствующих лицензий, запрещается разработка, производство, реализация, приобретение в целях продажи, ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» деятельность по производству специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, подлежит лицензированию.

Согласно п. 2 Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № (далее по тексту – Положение), лицензирование деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации осуществляется Федеральной службой безопасности Российской Федерации.

Согласно п. 3 указанного Положения предусмотрено, что лицензируемую деятельность составляют следующие работы и услуги:

а) разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения и регистрации акустической информации;

б) разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного визуального наблюдения и документирования;

Признаки относимости технических устройств к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения визуальной и акустической информации, предусмотрены Списком видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ №.

Согласно п. «б» ч. 2 «Списка видов специальных технических средств, предназначенных для негласного визуального наблюдения и документирования, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию», утвержденного постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ № видеокамеры, закамуфлированные под бытовые предметы, являются специальными техническими средствами для негласного визуального наблюдения и документирования.

Таким образом, вышеизложенные доказательства подтверждают факт производства ФИО7 из приобретенных промышленных устройств, предназначенных для использования в бытовых целях, специальных технических средств для негласного визуального наблюдения и получения соответствующей информации, в частности для возможности совершения преступлений против собственности.

Имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства суд признает допустимыми, достоверными, находящимися в логической взаимосвязи между собой и подтверждают фактические обстоятельства дела, установленные судом, совокупность которых суд находит достаточной для разрешения дела.

Суд квалифицирует действия ФИО1 по ст. 138.1 УК РФ, как незаконное производство специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, смягчающие наказание обстоятельства.

ФИО1 совершил преступление средней тяжести, на учете у врачей нарколога и психиатра не состоит ( т.2, л.д.84, 85, 92-92 ), по месту жительства характеризуется удовлетворительно ( т.2, л.д. 95 ).

В соответствии с п. «г» ч.1, ч.2 ст.61 УК РФ обстоятельствами, смягчающими наказание суд признает: наличие несовершеннолетнего ребенка, признание вины, раскаяние в содеянном.

В соответствии со ст. 63 УК РФ отягчающих наказание обстоятельств не имеется.

Таким образом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности подсудимого, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, суд считает, что цели наказания, предусмотренные ч.2 ст. 43 УК РФ будут достигнуты при назначении подсудимому наказания в виде лишения свободы.

Учитывая тяжесть совершенного преступления, его характер, данные о личности подсудимого, оснований для применения при назначении наказания положений, предусмотренных ст.64 УК РФ и ст.73 УК РФ судом не установлено.

Оснований для изменения подсудимому категории преступления, в порядке предусмотренном ч.6 ст.15 УК РФ, на менее тяжкую не усматривается.

Из материалов уголовного дела следует, что ФИО1 осужден приговором Киевского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ по п. «а» ч. 3 ст.158 УК РФ ( 10 эпизодов ) п. «б» ч. 4 ст.158, п. «а, в» ч. 3 ст.158 УК РФ ( 3 эпизода ) к 5 годам лишения свободы.

Настоящее преступление ФИО1, совершил до постановления вышеуказанного приговора, в связи с чем, окончательное наказание подлежит назначению по правилам ч.5 ст.69 УК РФ.

На основании положений п. «а» ч.1 ст.58 УК РФ, учитывая тяжесть совершенного преступления, данные о личности подсудимого, отбывание наказания ФИО1 следует назначить в исправительной колонии общего режима.

Вопрос о вещественных доказательствах подлежит разрешению в порядке ст.81 УПК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 299, 303, 304, 307-310, УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать виновным ФИО1 в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ и назначить ему наказание по ст.138.1 УК РФ в виде 1 года лишения свободы.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ, по совокупности приговоров, к назначенному наказанию путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору Киевского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, окончательно назначить наказание в виде 5 лет 3 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Избрать в отношении ФИО1 меру пресечения в виде содержания под стражей, взяв его под стражу в зале суда немедленно.

Срок отбывания наказания исчислять с момента вступления приговора в законную силу, засчитав в срок наказания время нахождения ФИО1 под стражей в период с ДД.ММ.ГГГГ по день вступления приговора в законную силу включительно, из расчета, согласно п. «б» ч.3.1 ст.72 УК РФ – один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Зачесть в срок наказания, отбытое ФИО7 наказание по приговору Киевского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Вещественные доказательства: пять полимерных коробок серого цвета, внутри которых размещены видеокамеры – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Крым в течение 10 суток со дня его провозглашения через Центральный районный суд <адрес>, осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок с момента вручения его копии.

Осужденный вправе ходатайствовать в апелляционной жалобе об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Судья А.В. Вороной

Ваша реакция на публикацию?

Я в шоке!
0
Одобряю!
0
Великолепно!
0
Не одобряю!
0
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Возможно вас заинтересует