Судебная практика в Крыму
Судебная практика в Крыму
Судебная практика по Крыму

Решение по иску о защите прав потребителей, связанного с возмещением вреда здоровью, взысканием морального вреда

Дело № 2-110/2021

(2-1204/2020)

    Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации

17 марта 2021 года                                                                                  г. Симферополь

    Киевский районный суд г. Симферополя Республики Крым в составе:

    председательствующего судьи Пронина Е.С.,

    при секретаре судебного заседания Плесак А.В.,

    с участием ФИО2, ее представителя ФИО7, представителей Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница имени ФИО8» ФИО9, ФИО10,                ФИО1, помощника прокурора Киевского районного суда <адрес>              ФИО11,

    рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению ФИО2 к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница имени ФИО8», Совету ФИО5 Республики ФИО5, Министерству здравоохранения Республики ФИО5, третье лицо Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12», ФИО1 о защите прав потребителей, связанного с возмещением вреда здоровью, взысканием морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

ФИО2 обратилась в Киевский районный суд города Симферополя Республики ФИО5 с исковым заявлением, в котором, с учетом уточнений требований (л.д. 89-97, Т.1) просит:

– взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница им. ФИО8» в пользу гражданки ФИО2 денежную компенсацию причиненного морального вреда за нарушение прав потребителя в размере 500 000 рублей;

– взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница им. ФИО8» в пользу гражданки ФИО2 денежную компенсацию причиненного морального вреда за причинение вреда здоровью в размере 500 000 рублей;

– взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница им. ФИО8» в пользу гражданки ФИО2 расходы, понесенные за оплату правовых услуг представителя в размере 60 000 рублей, связанных с привлечения к ответственности и взыскания морального и материального вреда;

– взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница им. ФИО8» в пользу гражданки ФИО2 штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом за отказ в добровольном удовлетворении требований потребителя;

– при недостаточности денежных средств у Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница им. ФИО8» возложить обязанности на Совет ФИО5 Республики ФИО5 ОГРН – 1149102016414 по возмещению ФИО2 причиненного вреда за счет средств казны Республики ФИО5.

Заявленные требования мотивированы тем, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 проходила стационарное лечение в Крымском республиканском учреждении «Клиническое территориальное объединение «Университетская клиника» им. ФИО8 в отделении сосудистой хирургии с диагнозом «Варикозное расширение вен правой нижних конечности. Хроническая венозная недостаточность II степени». ДД.ММ.ГГГГ в отделении сосудистой хирургии ФИО2 была проведена операция в правой паховой области: Венэктомия по Троянову-Тренделенбургу-Нарату справа, после чего ДД.ММ.ГГГГ истец была выписана из отделения сосудистой хирургии. После выписки из стационара истцу был выдан больничный лист № с ДД.ММ.ГГГГ для прохождения дальнейшего лечения у хирурга по месту жительства. Согласно записям, сделанным врачами в амбулаторной карте истца №, при амбулаторном лечении, а именно, при посещении хирурга по месту жительства, им установлено: ДД.ММ.ГГГГ послеоперационный период осложнился флебитом правого предплечья и воспалением раны в правой паховой области. Движения в правом тазобедренном суставе ограничены из-за болей. Назначены перевязки и УВЧ на правую паховую область. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что в паху имеется отечность, болезненность. Движения болезненны. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что из рубца в правой паховой области выделяется жидкость. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что у истца имеются жалобы на припухлость и причинение боли в правой паховой боли. Сняты все швы. Отечность паховой области держится, болезненность, выделяется гной. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что отечность в правой паховой области уменьшилась. Выделений нет. Движения болезненны и ограничены. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что отечность и гиперемия в правой паховой области уменьшились. Движения болезненны. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что в паху отек уменьшился. ДД.ММ.ГГГГ закрыт больничный лист. Далее в период с мая 2014 года по июль 2019 года истец неоднократно обращалась к различным специалистам (терапевт, хирург, онколог, гинеколог) с жалобами на боль в правой паховой области в области послеоперационного рубца, на наличие округлого болезненного образования в правой паховой области в области послеоперационного рубца. По направлениям вышеуказанных врачей истцу проводились УЗИ исследования в правой паховой области в области послеоперационного шва. Так, согласно УЗИ паховых лимфоузлов от ДД.ММ.ГГГГ (амбулаторная карта пациента № из МКДЦ «Авиценна») выявлено, что справа в паховой области узел овальной формы 44×13 мм сниженной эхогенности с нарушенной дифференцировкой на зоны. Согласно УЗИ паховых лимфоузлов от ДД.ММ.ГГГГ (амбулаторная карта пациента       № из МКДЦ «Авиценна»), выявлено, что справа в паховой области узел овальной формы 43×13 мм сниженной эхогенности с нарушенной дифференцировкой на зоны. Согласно УЗ триплексное флебосканирование обеих нижних конечностей от ДД.ММ.ГГГГ выявлено, что в правой паховой области на фоне нескольких неизмененных не увеличенных лимфоузлов определяется гипоэхогенный, с признаками нарушения кортикомедуллярной дифференциации лимфоузел размерами 53×12 мм. Учитывая длительно длящиеся, непрекращающиеся боли в правой паховой области (области послеоперационного рубца), которые ограничивали истца в постоянной жизнедеятельности истец обратилась в Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12». ДД.ММ.ГГГГ истец была госпитализирована в Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12» в отделение опухолей головы и шеи, опухолей костей, мягких тканей, кожи, молочной железы с диагнозом: Лимфаденопатия правой паховой области. Код МКБ-10 <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ в отделении опухолей головы и шеи, опухолей костей, мягких тканей, кожи, иной железы истцу была проведена операция по удалению лимфоузла правой паховой области. После операции удаленный лимфоузел был направлен на гистологическое исследование в паталого-анатомическое отделение Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12». ДД.ММ.ГГГГ истец была выписана из Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12» для прохождения дальнейшего лечения по месту жительства. Из протокола прижизненного паталого-анатомического исследования биопсийного (операционного) материала № <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ, выданного в Государственном бюджетном учреждении здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер         им. ФИО12» истцу стало известно, что согласно заключения врача патологоанатома, удаленный у истца лимфоузел в виде узла размером 4x2x1 см, является остатком перевязочного материала с выраженным фиброзом в окружающих тканей, обилием многоядерных гигантских клеток «инородных тел». На основании изложенного истец обратилась с настоящим исковым заявлением в суд.

В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ истец и ее представитель настаивали на удовлетворении заявленных требований по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представители Государственного бюджетного учреждению здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница имени ФИО8» и третье лицо              ФИО1 возражали против удовлетворения заявленных требований по основаниям, изложенным в письменных возражениях.

Совет ФИО5 Республики ФИО5, Министерство здравоохранения Республики ФИО5, Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12» явку своих представителей в судебное заседание ДД.ММ.ГГГГ не обеспечили, о дне, времени и месте его проведения извещены надлежащим образом, что подтверждается соответствующими почтовыми отправлениями.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ суд считает возможным рассмотреть дело по существу при данной явке, с учетом надлежащего извещения сторон о данном судебном заседании.

    Заслушав пояснения лиц, явившихся в судебное заседание, заключение помощника прокурора Киевского районного суда <адрес> ФИО11, которая указала на наличие правовых оснований для удовлетворения заявленных требований о компенсации морального вреда, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (ст. 67 ГПК РФ).

Согласно ст. 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

Отношения, возникающие в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации, регулируются Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Согласно ст. 2 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» здоровье – состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма; медицинская услуга – медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение; качество медицинской помощи – совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата.

Ст. 4 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлены основные принципы охраны здоровья, которыми являются: 1) соблюдение прав граждан в сфере охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий; 2) приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи; 3) приоритет охраны здоровья детей; 4) социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья; 5) ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц организаций за обеспечение прав граждан в сфере охраны здоровья; 6) доступность и качество медицинской помощи; 7) недопустимость отказа в оказании медицинской помощи; 8) приоритет профилактики в сфере охраны здоровья; 9) соблюдение врачебной тайны.

Согласно п. 9 ч. 5 ст. 19 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» пациент имеет право, в том числе, на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

П.1 ст. 37 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлено, что медицинская помощь, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации, организуется и оказывается: 1) в соответствии с положением об организации оказания медицинской помощи по видам медицинской помощи, которое утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти; 2) в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, утверждаемыми уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями; 3) на основе клинических рекомендаций; 4) с учетом стандартов медицинской помощи, утверждаемых уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с п. 2, 3 ст. 98 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Ст. 1064 ГК РФ установлено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии с п. 2 ст. 1096 ГК РФ вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи 1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статья 1100 ГК РФ). Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 ГК РФ). Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

П. 1 ст. 150 ГК РФ установлено, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В силу п. 1, 3 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Ст. 1101 ГК РФ установлено, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В абз.2 п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» закреплено, что степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Ст. 15 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

По результатам изучения материалов дела судом установлено, что в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 проходила стационарное лечение в Крымском республиканском учреждении «Клиническое территориальное объединение «Университетская клиника» в отделении сосудистой хирургии с диагнозом «Варикозное расширение вен правой нижних конечности. Хроническая венозная недостаточность II степени».

На основании приказа Министерства здравоохранения Республики ФИО5 от        ДД.ММ.ГГГГ № изменено наименование Крымское республиканское учреждение «Клиническое территориальное объединение «Университетская клиника» на Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики ФИО5 «Республиканская клиническая больница имени ФИО8».

ДД.ММ.ГГГГ в отделении сосудистой хирургии ФИО2 была проведена операция в правой паховой области: Венэктомия по Троянову-Тренделенбургу-Нарату справа, после чего ДД.ММ.ГГГГ истец была выписана из отделения сосудистой хирургии.

Указанное выше лечение и оперативное вмешательство истцу было осуществлено на бесплатной основе, что было подтверждено сторонами в ходе рассмотрения настоящего дела.

После выписки из стационара истцу был выдан больничный лист № с          ДД.ММ.ГГГГ для прохождения дальнейшего лечения у хирурга по месту жительства.

Согласно записям, сделанным врачами в амбулаторной карте истца №, при амбулаторном лечении, а именно, при посещении хирурга по месту жительства, им установлено: ДД.ММ.ГГГГ послеоперационный период осложнился флебитом правого предплечья и воспалением раны в правой паховой области. Движения в правом тазобедренном суставе ограничены из-за болей. Назначены перевязки и УВЧ на правую паховую область. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что в паху имеется отечность, болезненность. Движения болезненны. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что из рубца в правой паховой области выделяется жидкость. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что у истца имеются жалобы на припухлость и причинение боли в правой паховой боли. Сняты все швы. Отечность паховой области держится, болезненность, выделяется гной. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что отечность в правой паховой области уменьшилась. Выделений нет. Движения болезненны и ограничены. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что отечность и гиперемия в правой паховой области уменьшились. Движения болезненны. ДД.ММ.ГГГГ хирургом при осмотре установлено, что в паху отек уменьшился. ДД.ММ.ГГГГ закрыт больничный лист.

В дальнейшем в период времени с мая 2014 года по июль 2019 года истец неоднократно обращалась к различным специалистам (терапевт, хирург, онколог, гинеколог) с жалобами на боль в правой паховой области в области послеоперационного рубца, на наличие округлого болезненного образования в правой паховой области в области послеоперационного рубца. По направлениям вышеуказанных врачей истцу проводились УЗИ исследования в правой паховой области в области послеоперационного шва.

Так, согласно УЗИ паховых лимфоузлов от ДД.ММ.ГГГГ (амбулаторная карта пациента № из МКДЦ «Авиценна») выявлено, что справа в паховой области узел овальной формы 44×13 мм сниженной эхогенности с нарушенной дифференцировкой на зоны.

Согласно УЗИ паховых лимфоузлов от ДД.ММ.ГГГГ (амбулаторная карта пациента                 № из МКДЦ «Авиценна»), выявлено, что справа в паховой области узел овальной формы 43×13 мм сниженной эхогенности с нарушенной дифференцировкой на зоны.

Согласно УЗ триплексное флебосканирование обеих нижних конечностей от           ДД.ММ.ГГГГ выявлено, что в правой паховой области на фоне нескольких неизмененных не увеличенных лимфоузлов определяется гипоэхогенный, с признаками нарушения кортикомедуллярной дифференциации лимфоузел размерами 53×12 мм.

Учитывая длительно длящиеся, непрекращающиеся боли в правой паховой области (области послеоперационного рубца), которые ограничивали истца в постоянной жизнедеятельности истец обратилась в Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12».

ДД.ММ.ГГГГ истец была госпитализирована в Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12» в отделение опухолей головы и шеи, опухолей костей, мягких тканей, кожи, молочной железы с диагнозом: Лимфаденопатия правой паховой области. Код МКБ-10 <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ в отделении опухолей головы и шеи, опухолей костей, мягких тканей, кожи, иной железы истцу была проведена операция по удалению лимфоузла правой паховой области. После операции удаленный лимфоузел был направлен на гистологическое исследование в паталого-анатомическое отделение Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12».

ДД.ММ.ГГГГ истец была выписана из Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12» для прохождения дальнейшего лечения по месту жительства.

Из протокола прижизненного паталого-анатомического исследования биопсийного (операционного) материала истца № О 19006046 от ДД.ММ.ГГГГ, выданного в Государственном бюджетном учреждении здравоохранения Республики ФИО5 «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер им. ФИО12», истцу стало известно, что согласно заключению врача патологоанатома, удаленный у истца лимфоузел в виде узла размером 4x2x1 см, является остатком перевязочного материала с выраженным фиброзом в окружающих тканей, обилием многоядерных гигантских клеток «инородных тел».

В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ был допрошен ФИО3, врач хирург-онколог, проводивший вышеуказанную операцию истцу в 2019 году, который пояснил, что до клинического обследования истцу было сделано УЗИ, по результатам которого было установлено образование, был ли это Лимфоузел он не знал. Учитывая стадию, это первая стадия, возник вопрос, что это не метастаз. Удаляя этот узел, врач взять биопсию. Два сосуда, прямо над ними был узел, возможно была травма вены или бедренной артерии. Ничего не получилось, ножницы не могли ее разрезать, как будто было что-то между костей и хрящом. Был кожный разрез, были рубцы, паховая область, я спросил, что это, истец сказала, что было операционное вмешательство. Диагноз при поступлении больной был Д47 – новообразование неизвестного происхождения. При выписке был диагноз осункованное инородное тело. Живой ткани не было, были признаки отторжения со стороны организма. Обседирования не было. Была вялотекущая осункованная рана.

Допрошенный в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ врач-патологоанатом ФИО4, проводившая указанное гистологическое исследование, указала на то, что выявленный у истца объект – это был узел в капсуле, плотный, паховая лимфотия, который был разрезан, как будто ткань. Там уже произошел фиброз, многоядерные гигантские клетки, как бы они борются, рассасываться. Тканей лимфоузла не имелось.

Поскольку в ходе рассмотрения дела между сторонами возник спор относительно природы выявленного у истца образования, указанного выше, судом была назначена    комплексная судебно-медицинская экспертиза с привлечением врачей специалистов в области: гистологии и хирургии, производство которой поручено экспертам Государственного бюджетного учреждения здравоохранения <адрес> «Севастопольское городское бюро судебно-медицинской экспертизы».

По результатам проведенной экспертизы в суд было представлено заключение эксперта     №-к от ДД.ММ.ГГГГ.

Не согласившись с выводами комплексной судебно-медицинской экспертизы №-к от ДД.ММ.ГГГГ, истец представила письменную консультацию специалиста № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 60-74, Т.2), согласно которой в гистопрепаратах <данные изъяты> периферическая зона представлена грубоволокнистой соединительной тканью, а в центральной зоне имеется большое количество толстых волокон. На большом увеличении видно, что волокна состоят из большого количества тонких, слабо базофильных полупрозрачных волоконец с щелевидной полостью/просветом в каждом из них. Толстые волокна окружены грануляционной и фиброзной тканью с наличием слабой диффузной лимфо-гистиоцитарной инфильтрации и большого количества гигантских многоядерных клеток рассасывания инородных тел.

При увеличении 40х в одном поле зрения можно насчитать до 17-19 и более толстых нитей, а в ряде случаев видны сливные участки волокнистого материала, занимающие до 70% и более всей площади поля зрения.

Структура волокон, имеющихся в данных гистопрепаратах, наиболее сходна с волокнами хлопка.

Учитывая объем и структуру, имеющегося в гистопрепаратах, волокнистого материала можно трактовать гистологическую картину, как хроническое воспаление с образованием клеток инородных тел вокруг ткани, состоящей из хлопкового волокна и используемой в медицине в качестве перевязочного материала, а учитывая размеры 4,0 x 2,0 х 1,0 см, можно утверждать, что это марлевая салфетка (тампон).

Учитывая изложенное выше, а также наличие в заключении эксперта     №-к от ДД.ММ.ГГГГ неверно указанных номеров гистопрепаратов, направленных для проведения экспертизы, с учетом ходатайства истца по делу была назначена повторная комплексная судебно-медицинская экспертиза с привлечением врачей специалистов в области: гистологии и хирургии, производство которой поручено экспертам обособленного структурного подразделения Автономная некоммерческая организация «Судебно-экспертный центр».

Согласно заключению повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 ДД.ММ.ГГГГ было выполнено оперативное вмешательство: <данные изъяты>. Оперативный доступ в правой паховой области по биссектрисе угла между паховой складкой и проекцией бедренной артерии.

Диагноз при поступлении ФИО2 ДД.ММ.ГГГГ в ГБУЗ РК «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер имени ФИО12» «<данные изъяты>

Окончательный клинический диагноз был установлен после получения результатов прижизненного патологоанатомического исследования от ДД.ММ.ГГГГ сформулирован так (выписной эпикриз): «<данные изъяты>

Диагноз подтвержден данными прижизненного патологоанатомического следования операционного материала с гистологическим исследованием.

В представленных на изучение экспертам медицинских документах не имеется сведений об оперативных вмешательствах в правую паховую область ФИО2 в период с                ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Заболевание «инородное тело правой паховой области» можно считать ятрогенным заболеванием, поскольку ФИО2 в окончательном клиническом диагнозе постановлен код заболевания по МКБ-10 Т-81.5. Инородное тело, случайно оставленное в полости тела или операционной ране при выполнении процедуры.

В классе XIX «Травмы, отравления и некоторые другие последствия внешних причин» (рубрики Т 36 – Т 88) представлены коды, обозначающие сущность ятрогенных патологических процессов.

Имеется прямая причинно-следственная связь между дефектами качества оказания медицинской помощи ФИО2 в период проведения оперативного вмешательства ДД.ММ.ГГГГ в отделении сосудистой хирургии в Крымском республиканском учреждении «Клиническое территориальное объединение «Университетская клиника» операция в правой паховой области и наступившими неблагоприятными последствиями в виде ятрогенного заболевания – «инородное тело правой паховой области». Инородное тело правой паховой области возникло в результате оставления в операционном поле перевязочного материала.

Согласно п.25. «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных Приказом М3 и СР РФот ДД.ММ.ГГГГ №н (ред. от ДД.ММ.ГГГГ), ухудшение состояния здоровьячеловека, обусловленное дефектом оказания медицинской помощи,усматривается, как причинение вреда здоровью, и соответственно по п.7.Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненногоздоровью человека» утвержденных Приказом М3 и СР РФ от ДД.ММ.ГГГГ года     №н (ред. от ДД.ММ.ГГГГ, по квалифицирующему признаку длительностиустройства здоровья продолжительностью свыше трех недель (более 21-годня), относится к повреждениям, причинившим вред здоровью средней тяжести.

Суд принимает в качестве надлежащего доказательства указанное выше заключение эксперта, так как оно является полным, соответствует требованиям действующего законодательства, составлено экспертами, квалификация которых сомнений не вызывает. Эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и дали ответы на все поставленные вопросы.

Каких либо нарушений при проведении судебной экспертизы не усматривается, указанное выше экспертное заключение относимыми и допустимыми доказательствами не оспорено, экспертиза проведена в соответствии с положениями Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ст. 41), о чем предоставлены письменные пояснения (л.д. 205, Т. 2), в связи с чем, с учетом установленных обстоятельств судом принимается, как надлежащее и допустимое доказательство повторная комплексная судебно-медицинская экспертиза № от ДД.ММ.ГГГГ.

При этом, суд критически относится к заключению специалиста № от     ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 243-261, Т.2), поскольку данное заключение составлено специалистом ФИО13, который является специалистом в области внутренних болезней, то есть не специалистом в области хирургии, второй эксперт является специалистом в области пульмонологии, вследствие чего указанное заключение составлено медиками, которые не являются специалистами ни в области судебно-медицинской экспертизы, ни в области хирургии.

Учитывая изложенное выше, суд приходит к выводу о том, что материалами дела подтвержден факт наличия прямой причинно-следственной связи между дефектами качества оказания медицинской помощи ФИО2 в период проведения оперативного вмешательства ДД.ММ.ГГГГ в отделении сосудистой хирургии в Крымском республиканском учреждении «Клиническое территориальное объединение «Университетская клиника» операция в правой паховой области и, наступившими неблагоприятными последствиями, в виде ятрогенного заболевания – «инородное тело правой паховой области». Инородное тело правой паховой области возникло в результате оставления в операционном поле перевязочного материала.

При определении размера компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью, а также в соответствии с положениями Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О защите прав потребителей», суд, учитывая степень физических и нравственных страданий истца, степень тяжести вреда (средняя), принимая во внимание то, что в связи с дефектами качества оказания истцу медицинской помощи, приведшими к причинению вреда здоровью в период с мая 2014 года по июль 2019 года (более 5 лет) истец неоднократно была вынуждена обращаться к различны специалистам (терапевт, хирург, онколог, гинеколог) с жалобами на боль в правой паховой области в области послеоперационного рубца, на наличие округлого болезненного образования в правой паховой области в области послеоперационного рубца за медицинской помощью, проводить длительное время перевязки, сопровождающиеся болью, а также то, что по направлениям вышеуказанных врачей истцу неоднократно проводились УЗИ, КТ исследования в правой паховой области в области послеоперационного шва.

Судом также учитывается и то, что истец находилась на диспансерном наблюдении в онкодиспансере, по поводу «воспаленного лимфоузла» в правой паховой области, длительное время и неоднократно принимала в этой связи лекарственные средства, на протяжении 5 лет истец не имела физической возможности из-за постоянных болей в правой паховой области вести спортивный образ жизни, носить открытый купальник (отек правой паховой области, изменение в этой области цвета кожи, купаться в море, боязнь застудить «лимфотический узел»), вынуждена была отказаться от путешествий и экскурсий вместе с членами своей семьи, страдала и надеялась, что «воспаленный лимфоузел» не является раковым заболеванием из-за чего ограничивала себя во всем, вследствие чего, руководствуясь принципом разумности и справедливости, суд считает возможным взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко» в пользу истца компенсацию морального вреда в общем размере 350 000 рублей. При этом суд принимает во внимание, что, исходя из положений действующего законодательства (положений ст. 151 ГК РФ, Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О защите прав потребителей») не предусмотрена возможность многократной ответственности в виде компенсации морального вреда.

Относительно требований истца о взыскании с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница им. Н.А. Семашко» в пользу гражданки ФИО2 штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом за отказ в добровольном удовлетворении требований потребителя, суд считает необходимым отметить следующее.

Из положений статьи 41 Конституции Российской Федерации, статей 2, 37, 19, 64, 84, 98 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», регулирующих отношения в сфере охраны здоровья граждан, следует, что право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантируется системой закрепляемых в законе мер, включающих в том числе как определение принципов охраны здоровья, качества медицинской помощи, порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи, так и установление ответственности медицинских организаций и медицинских работников за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. При этом законом гарантировано, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно. Наряду с этим Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 323-ФЗ закреплено право граждан на получение платных медицинских услуг, предоставляемых по их желанию, при оказании медицинской помощи. К отношениям по предоставлению гражданам платных медицинских услуг применяется законодательство о защите прав потребителей.

Постановлением Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № утверждены Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг.

Согласно пункту 2 названных Правил платные медицинские услуги – это медицинские услуги, предоставляемые на возмездной основе за счет личных средств граждан, средств юридических лиц и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования; потребитель – это физическое лицо, имеющее намерение получить либо получающее платные медицинские услуги лично в соответствии с договором. Потребитель, получающий платные медицинские услуги, является пациентом, на которого распространяется действие Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 2300-I «О защите прав потребителей», этот Закон регулирует отношения, возникающие между потребителем и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами, владельцами агрегаторов информации о товарах (услугах) при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), о владельцах агрегаторов информации о товарах (услугах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Названный Закон определяет исполнителя услуг как организацию независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуального предпринимателя, выполняющего работы или оказывающего услуги потребителям по возмездному договору.

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страховании, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 2300-I «О защите прав потребителей» предусмотрено, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Исходя из изложенного положения Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 2300-I «О защите прав потребителей», устанавливающие в том числе в пункте 6 статьи 13 ответственность исполнителя услуг за нарушение прав потребителя в виде штрафа в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, подлежат применению к отношениям в сфере охраны здоровья граждан при оказании гражданину платных медицинских услуг. При этом основанием для взыскания в пользу потребителя штрафа является отказ исполнителя, в данном случае исполнителя платных медицинских услуг, в добровольном порядке удовлетворить названные в Законе Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 2300-I “О защите прав потребителей” требования потребителя этих услуг.

Учитывая изложенное выше, принимая во внимание то, что указанное выше лечение и оперативное вмешательство в Крымском республиканском учреждении «Клиническое территориальное объединение «Университетская клиника» истцу было осуществлено на бесплатной основе, что было подтверждено сторонами в ходе рассмотрения настоящего дела, суд не находит правовых оснований для удовлетворения требований истца в части взыскания с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница им. Н.А. Семашко» в пользу гражданки ФИО2 штрафа в размере 50% от суммы, присужденной судом за отказ в добровольном удовлетворении требований потребителя.

Относительно требований истца о том, что при недостаточности денежных средств у Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница им. Н.А. Семашко» возложить обязанности на Совет министров Республики Крым ОГРН – <данные изъяты> по возмещению ФИО2 причиненного вреда за счет средств казны Республики Крым, суд отмечает следующее.

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница им. Н.А. Семашко» в соответствии с п. 1.3 Устава является бюджетным учреждением, основанным на имуществе Республики Крым.

Согласно п. 1.6 Устава собственником имущества Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница им. Н.А. Семашко» является Республика Крым, уполномоченным органом, осуществляющим полномочия собственника имущества является Совет Министров Республики Крым.

В соответствии со ст. 123.21 ГК РФ учреждением признается унитарная некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.

Учредитель является собственником имущества созданного им учреждения. На имущество, закрепленное собственником за учреждением и приобретенное учреждением по иным основаниям, оно приобретает право оперативного управления в соответствии с настоящим Кодексом.

В соответствии с п. 5 ст. 123.22 ГК РФ бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, в том числе приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, за исключением особо ценного движимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенного бюджетным учреждением за счет средств, выделенных собственником его имущества, а также недвижимого имущества независимо от того, по каким основаниям оно поступило в оперативное управление бюджетного учреждения и за счет каких средств оно приобретено.

По обязательствам бюджетного учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, при недостаточности имущества учреждения, на которое в соответствии с абзацем первым настоящего пункта может быть обращено взыскание, субсидиарную ответственность несет собственник имущества бюджетного учреждения.

Учитывая изложенное выше, суд приходит к выводу о наличии правовых оснований для возложения на Совет министров Республики Крым субсидиарной ответственности при недостаточности имущества Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко».

При таких обстоятельствах, рассмотрев всесторонне, полно и объективно заявленные требования, выяснив действительные обстоятельства дела, проанализировав имеющиеся в материалах дела доказательств, суд приходит к выводу о наличии правовых оснований для частичного удовлетворения заявленных ФИО2 требований.

Согласно ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В силу ч. 3 ст. 95 ГПК РФ эксперты, специалисты и переводчики получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения. Размер вознаграждения экспертам, специалистам определяется судом по согласованию со сторонами и по соглашению с экспертами, специалистами.

В силу ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Как разъясняет п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела” при неполном (частичном) удовлетворении имущественных требований, подлежащих оценке, судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано (статьи 98, 100 ГПК РФ, статьи 111, 112 КАС РФ, статья 110 АПК РФ).

При рассмотрении дела судом по ходатайству представителя истца была назначена повторная комплексная судебно-медицинская экспертиза (заключение № от ДД.ММ.ГГГГ). Стоимость указанной экспертизы составила 45 000 рублей, что подтверждается счетом на оплату (л.д. 233, Т.2), оплата стоимости осуществлена истцом, что подтверждается квитанцией на сумму 45 000 рублей (л.д. 232, Т.2).

Учитывая изложенное выше, принимая во внимание, что истцом была оплачена экспертиза в полном объеме, суд приходит к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко» в пользу ФИО2 расходов на проведение повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы (заключение № от ДД.ММ.ГГГГ) в сумме 45 000 рублей.

Согласно ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в том числе расходы на оплату услуг представителя.

Разрешение вопроса о распределении судебных расходов по делу, решение по которому вступило в законную силу, производится в порядке ст.98 ГПК.

В силу положений ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от ДД.ММ.ГГГГ N 454-О обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым – на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Вместе с тем, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 11 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111 АПК РФ, часть 4 статьи 1 ГПК РФ, часть 4 статьи 2 КАС РФ).

Согласно п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. Разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле.

Согласно материалов дела между истцом и ФИО7 ДД.ММ.ГГГГ был заключен договор № об оказании юридических услуг (229, Т.2), стоимость которых составила 60 000 рублей. Факт оплаты стоимости оказанных услуг подтверждается квитанцией на сумму 60 000 рублей (л.д. 230, Т.2).

Учитывая изложенное выше правовое регулирование, а также разъяснения Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, размер (объем) оказанных истцу услуг в пределах рассмотрения настоящего гражданского дела, сложности дела, степени участия представителя при рассмотрении дела, в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон, суд приходит к выводу о наличии оснований для взыскания с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко» в пользу истца разумных расходов на оплату юридических услуг в сумме 60 000 рублей.

Кроме того, согласно ст. 103 ГПК РФ с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко» в доход местного бюджета подлежит взысканию госпошлина с учетом частичного удовлетворения исковых требований в размере 300 рублей.

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковое заявление ФИО2 к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко», Совету министров Республики Крым, Министерству здравоохранения Республики Крым, третье лицо Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики Крым «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер         им. В.М. Ефетова», ФИО1 о защите прав потребителей, связанного с возмещением вреда здоровью, взысканием морального вреда – удовлетворить частично.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко» в пользу ФИО2 компенсацию морального вреда в общей сумме 350 000,00 рублей.

При недостаточности имущества Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко» субсидиарную ответственность возложить на Совет министров Республики Крым.

В остальной части требований – отказать.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко» в пользу ФИО2 судебные расходы на оказание юридической помощи в размере 60 000,00 рублей, расходы по оплате судебно-медицинской экспертизы в размере 45 000 рублей.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым «Республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 300,00 рублей.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Крым через Киевский районный суд г. Симферополя Республики Крым в течение одного месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Решение в окончательной форме изготовлено 19 марта 2021 года.

        Судья                                                                                  Е.С. Пронин

Ваша реакция на публикацию?

Я в шоке!
0
Одобряю!
0
Великолепно!
0
Не одобряю!
0
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Возможно вас заинтересует

Судебная практика в Крыму Судебная практика по Крыму

Приговор по ч. 3 ст. 327 УК РФ (приобретение, хранение, использование поддельного документа) | ДЕЛО № 1-490/2021

ПРИГОВОР именем Российской Федерации 08 декабря 2021 года Центральный районный суд <адрес> <адрес> в составе: Председательствующего – судьи ...
Судебная практика в Крыму Судебная практика по Крыму

Приговор по по п. «г» ч.3 ст.158 (Кража с банковского счета) | Дело №1-429/2021

                                                                                                                                                                 Дело №1-429/2021   ПРИГОВОР   Именем Российской Федерации   17 декабря 2021 года    ...
Судебная практика в Крыму Судебная практика по Крыму

Приговор по ч.1 ст.157 УК РФ (Неуплата алиментов) и п. «в» ч.2 ст.158 (Кража) | Дело №1-323/2021

                                                                     Дело №1-323/2021                                                              ПРИГОВОР                                              Именем Российской Федерации   18 ноября 2021 года    ...
Судебная практика в Крыму Судебная практика по Крыму

Приговор по ч.1 ст.157 УК РФ (неуплата алиментов) | Дело № 1-321/2021

                                                                     Дело № 1-321/2021                                                              ПРИГОВОР                                              Именем Российской Федерации   29 сентября 2021 года  ...