Судебная практика в Крыму
Судебная практика в Крыму
Судебная практика по Крыму

Приговор по ч. 1 ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности) | ДЕЛО № 1-116/2020

Дело № 1-116/2020

91RS0019-01-2020-000831-14

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 августа 2020 года г. Симферополь

Симферопольский районный суд Республики Крым, в составе:

председательствующего судьи Берберова Д.М.,

при секретаре Ягьяевой Э.Ш.,

с участием: – государственных обвинителей – помощников прокурора Симферопольского района Республики Крым – Труханова В.А., Цвященко И.И.,

– потерпевшей – Потерпевший №1,

– защитника – адвоката Непомнящего А.К., удостоверение №, действующего на основании ордера № от ДД.ММ.ГГГГ,

– подсудимой Караевой А.Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению

Караевой Анны Борисовны, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженки <данные изъяты> гражданки Российской Федерации, образование средне-специальное, разведенной, имеющей на иждивении двоих малолетних детей ДД.ММ.ГГГГ года рождения и ДД.ММ.ГГГГ года рождения, работавшей кондитером магазина «Ассорти», зарегистрированной по адресу: <адрес>, фактически проживавшей по адресу: <адрес>, ранее не судимой,

в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ,

Установил

ДД.ММ.ГГГГ, в период времени с 21 часа 00 минут до 22 часов 27 минут, более точное время не установлено, между Караевой Анной Борисовной и ФИО2, находящимися в помещении спальни дома расположенного по адресу: <адрес>, внезапно произошел конфликт.

В ходе указанного конфликта, в указанном месте и в указанное время, Караева А.Б. не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своих действий в виде смерти ФИО2, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть эти последствия, взяла своими руками за правую руку ФИО2, в которой находился нож, который в этот момент находился в положении стоя возле кресла расположенного в комнате и отвернув его руку, по инерции неосторожно, произвела один удар в область расположения жизненно важных органов последнего, а именно в левую часть груди.

Своими преступными действиями Караева А.Б. причинила ФИО2 телесные повреждения в виде:

– одиночного, проникающего, колото-резанного ранения груди слева с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, левой большой грудной мышцы, грудной фасции, левой малой грудной мышцы, наружных межреберных мышц 3-го межреберья, внутренних межреберных мышц 3-го межреберья, париетальной плевры, передней поверхности перикарда, передней стенки правого предсердия; левосторонний гемоторокс (320 мл. крови) с развитием гемотемпонады сердца (200 мл. крови и 150 г. свертков крови), расценивается, согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, по признаку опасности как тяжкий вред здоровью и состоит в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Смерть ФИО2 последовала ДД.ММ.ГГГГ на месте происшествия от одиночного, проникающего, колото-резанного ранения груди слева с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, левой большой грудной мышцы, грудной фасции, левой малой грудной мышцы, наружных межреберных мышц 3-го межреберья, внутренних межреберных мышц 3-го межреберья, париетальной плевры, передней поверхности перикарда, передней стенки правого предсердия, левосторонний гемоторокс (320 мл. крови) с развитием гемотампонады сердца (200 мл. крови и 150 г. свертков крови).

Допрошенная в судебном заседании подсудимая Караева А.Б. вину в совершении инкриминируемого ей преступления не признала, пояснив, что вместе с ФИО2 поехали в гости к брату последнего – Свидетель №1, купив по дороге в аптеке настойку. В гостях они распивали спиртное. После того, как она почувствовала себя плохо, подсудимая пошла в комнату, которая находилась через стенку, отдыхать. В процессе отдыха она слышала, как за стеной ФИО2 и Свидетель №1 ругались, но когда она вышла к ним снова, то они уже успокоились и продолжили выпивать. После того, как она немного выпила, ей снова стало плохо и подсудимая опять пошла в ту же комнату и спала там, а ФИО2 и Свидетель №1 опять начали ругаться. Когда подсудимая проснулась, пошла в туалет, вышла и увидела, что ФИО2 сидит в кресле около стола с ножом в сердце. Она начала бегать и кричать, у нее началась паника, истерика, она начала искать Свидетель №1, чтобы взять телефон, потому что у нее телефона не было, так как его украли, но его в доме не было, он был на улице, переодевался. Никаких ударов ножом ФИО2 она не наносила, а явку с повинной писала и признательные показания на предварительном следствии давала, поскольку ранее в такой ситуации никогда не была, а следователь говорил, что при признании ею вины, она получит минимальное наказание.

Потерпевшая Потерпевший №1 в судебном заседании пояснила, что по факту смерти ее супруга – ФИО2 ей ничего не известно, все обстоятельства дела ей стали известны от следователя, который ей сообщил, что Караева А.Б. ударила ножом в грудь ФИО2, от чего последний скончался.

Несмотря на непризнание вины подсудимой Караевой А.Б., ее виновность в совершении инкриминируемого ей преступления в объеме обвинения, установленного судом, подтверждается собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами, которые не противоречат друг другу, допустимы по способу собирания и соответствуют объективной истине.

Так, виновность Караевой А.Б. по факту смерти ФИО2 подтверждается следующими доказательствами:

– показаниями Караевой А.Б., данными ею в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемой от ДД.ММ.ГГГГ и оглашенных в порядке п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, согласно которым она указывала, что в ходе конфликта между Свидетель №1 и ФИО2, свидетель Свидетель №1 ушел, а конфликт продолжился уже между нею и ФИО2, который держал в руке нож. Испугавшись за свою жизнь, она схватила рукой за запястье руки ФИО2, в которой был нож, а левой чуть ниже локтя и со всей силы пыталась увести руку ФИО2 в сторону, однако так получилось, что нож лезвием ударился в верхнюю часть груди последнего. ФИО2 сразу захрипел и повалился на кресло. Испугавшись, она начала кричать и на шум вышел Свидетель №1, который сказал ей вызвать скорую и начал повторять, что это суицид. Кроме того, Свидетель №1 вытащил и помыл нож. Осознав случившееся она добровольно обратилась в полицию и рассказала об обстоятельствах нанесения удара ножом (т. 2 л.д. 114-119);

– показаниями Караевой А.Б., данными ею в ходе предварительного следствия при дополнительном допросе в качестве обвиняемой от ДД.ММ.ГГГГ и оглашенных в порядке п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, которые по своей сути аналогичны показаниям, данным ею при допросе в качестве подозреваемой от ДД.ММ.ГГГГ, в которых она указывала на неумышленное нанесение удара ножом (т. 2 л.д. 172-176);

– свидетель Свидетель №1 в судебном заседании показал, что погибший ФИО2 был его двоюродным братом. ДД.ММ.ГГГГ к нему в гости приехал ФИО2 с Караевой А.Б.. В ходе общения они распивали спиртные напитки. Поскольку он уже был достаточно пьян, то свидетель ушел спать, а после чего вновь стали продолжать. Между ФИО2 и Караевой А.Б. началась словесная перепалка, поскольку подсудимая флиртовала со свидетелем, а он не стал вмешиваться в эти разборки и ушел на кухню, где и уснул. Когда проснулся, пошел в комнату за сигаретой или за зажигалкой, то обнаружил ФИО2 сидящего в кресле, на нем была футболка светлая, из груди торчал нож, а сам ФИО2 был весь в крови и хрипел. Он сказал подсудимой, которая находилась в этой же комнате, чтобы она вызвала скорую помощь, что она и сделала, а он сам позвонил своей матери. Свидетель пытался оказать помощь ФИО2, вытащил нож, прикладывал полотенце, пытался остановить кровь.

После оглашения показаний свидетеля, данных в ходе предварительного следствия и оглашенных в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, свидетель Свидетель №1 их подтвердил в полном объеме. Согласно показаниям, оказывая первую помощь он вытащил нож, прикладывал полотенце, а также пояснял сотрудникам полиции, что ФИО2 совершил суицид. Позднее, от сотрудников полиции ему стало известно, что это сделала Караева А.Б. (т. 1 л.д. 119-123);

– допрошенная в судебном заседании свидетель Свидетель №2, пояснила, что является родной сестрой свидетеля Свидетель №1, погибший ФИО2 был ее двоюродным братом. ДД.ММ.ГГГГ Родной в районе 22.00 часов, Свидетель №1 позвонил Свидетель №9, и сказал, что «У ФИО6 в груди нож торчит и он не знает, что делать», а Свидетель №9 вызвала ее и свидетель с мужем поехали в дом к Свидетель №1. По приезду на месте уже была скорая помощь, а также присутствовал Свидетель №1 и Караева А.Б., которую как пояснил ее брат, привел с собой ФИО2. Данные лица ей говорили, что наверное погибший сам себя ударил ножом;

– свидетель Свидетель №3 в судебном заседании дал показания, которые по своему содержанию аналогичны показаниям свидетеля Свидетель №2;

– допрошенный в судебном заседании свидетель Свидетель №4 показал, что является бывшим супругом подсудимой и у них двое совместных детей, которые проживают с ним. О происшествии узнал от сотрудников полиции;

– свидетель Свидетель №5, в судебном заседании пояснила, что об обстоятельствах смерти своего сына узнала на следующий день от родственников и сотрудников полиции;

– свидетель Свидетель №6, будучи допрошенным в судебном заседании, пояснил, что работал в ОМВД по Симферопольскому району, где проводил оперативное сопровождение дела по убийству ФИО2. В процессе проверки Караева А.Б. добровольно написала явку с повинной, которая была надлежащим образом зарегистрирована. Положения ст. 306 УК РФ и ст. 51 Конституции были разъяснены устно, о чем сделана соответствующая запись в явке с повинной. При написании явки Караева А.Б. поясняла ему, что ФИО2 на нее замахнулся, а она отвела руку и ударила его по инерции, довела нож в грудь. Никакого физического или психологического давления на Караеву А.Б. никто не оказывал. Данные показания свидетель подтвердил и после оглашения показаний, данных в ходе предварительного следствия и оглашенных в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т. 1 л.д. 150-152);

– допрошенный в судебном заседании свидетель ФИО12, пояснил, что состоит в должности врача скорой медицинской помощи г. Симферополя. ДД.ММ.ГГГГ в 21:10 часов поступил вызов с <адрес>, вызов звучал как ножевое ранение. Они выехали на место и зайдя в комнату увидели в кресле сидящего мужчину не подающего никаких признаков жизни, рана была со следами крови на майке в области груди слева. Осмотрев мужчину, констатировали биологическую смерть на фоне кардиограммы и всего остального. На груди была рана, сзади уже было большое количество запекшей крови, рядом на столе лежал нож. Девушка поясняла, что в начале был конфликт, на фоне конфликта он сам себя ударил ножом, однако потом она сказала, что не знает ничего, так как спала в другой комнате. Второй мужчина (Свидетель №1), решив оказать помощь, вытащил нож из груди, помыл и положил на стол;

– показания свидетеля Свидетель №8, данные ею на досудебном следствии и оглашенные в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, по своему содержанию аналогичны показаниям свидетеля ФИО12, приведенным выше (т. 1 л.д. 158-160);

– свидетель Свидетель №9 в судебном заседании пояснила, что является тетей погибшему и матерью свидетеля Свидетель №1 ДД.ММ.ГГГГ после 22 часов ей позвонил Свидетель №1 и сообщил о том, что ФИО2 сидит в кресле с ножом в груди, пояснив ей, что Караева А.Б. сказала ему, что ФИО6 сам себя убил;

– допрошенный в качестве свидетеля ФИО13 пояснил, что состоит в должности старшего следователя СО по Симферопольскому району ГСУ СК РФ по РК. Данное уголовное дело находилось изначально в его производстве, с момента регистрации сообщения совершения преступления, им был осуществлен выезд на место преступления, в последующем Караева А.Б. была им допрошена в качестве подозреваемой, так как она написала явку с повинной сотрудникам правоохранительных органов ОМВД по Симферопольскому району, данная явка с повинной была зарегистрирована. В ходе допроса в качестве подозреваемой она дала признательные показания, пояснила, что это случилось по неосторожности, неумышленно, после чего провели проверку показаний на месте с применением видеозаписи в присутствии понятых, в присутствии специалистов, в ходе которой Караева А.Б. давала исчерпывающие показания, все это было зафиксировано на видеозапись. Каких–либо жалоб, ходатайств при допросах, который проводил свидетель, от Караевой А.Б. не поступало. Каких–либо недозволенных методов давления, физического или психологического в отношении Караевой А.Б. не допускалось;

– как следует из явки с повинной от ДД.ММ.ГГГГ, Караева А.Б. призналась в том, что ДД.ММ.ГГГГ, в вечернее время суток, в ходе внезапного конфликта с ФИО2 по адресу: <адрес>, она отводя руку ФИО2 от себя нанесла удар ножом в область груди ФИО2. В содеянном чистосердечно раскаивается. Вину признает в полном объеме. Меры физического и психологического воздействия со стороны сотрудников полиции не применялись. Имеется отметка о разъяснении положений ст. 306 УК РФ и ст. 51 Конституции РФ (т. 1 л.д. 87);

– в ходе осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ было осмотрено домовладение расположенное по адресу: <адрес>, в ходе которого была зафиксирована следовая информация, взаиморасположение комнат, кресло с расположенным в нем трупом ФИО2, ножи, домашняя обстановка, а также были изъяты следы ВБЦ, черная мужская кофта, полотенце со следами ВБЦ, нож с пластиковой ручкой коричневого цвета, шлепки и др. (т. 1 л.д. 30-47)

– в процессе осмотра трупа ФИО2 от ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с которым осмотрен труп ФИО2, установлено, что на передней поверхности грудной клетки трупа ФИО2, имеется рана щелевидной формы (т. 1 л.д. 91-92);

– в ходе осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ были осмотрены махровое полотенце, вафельное полотенце, пара мужских носков, зажигалка, нож, четыре ножа, точилка, ножницы, кожаные шлепки, спортивные брюки, футболка, трусы, спортивная куртка, спортивные брюки, футболка, джинсовые брюки, мобильный телефон марки «Samsung GT-I9100» (т. 2 л.д. 91-93, л.д. 95-98, л.д. 99-100), которые были признаны вещественными доказательствами по делу (т. 2 л.д. 101-102);

– в процессе получения образцов для сравнительного исследования от ДД.ММ.ГГГГ получены биологические образцы (кровь) у подозреваемой Караевой А.Б. (т. 1 л.д. 174-177);

– в ходе выемки от ДД.ММ.ГГГГ у подозреваемой Караевой А.Б. изъяты предметы одежды, а именно: джинсовые брюки, футболка (т. 1 л.д. 180-184);

– в процессе проверки показаний от ДД.ММ.ГГГГ, подозреваемая Караева А.Б. в полном объеме подтвердила показания данные в ходе допроса в качестве подозреваемой от ДД.ММ.ГГГГ, а также указала при помощи статиста под видеозапись механизм причинения телесного повреждения причиненного ФИО2, от которого наступила его смерть. Данная видеозапись была просмотрена в ходе судебного следствия в присутствии эксперта ФИО23 (т. 2 л.д. 120-127);

– согласно заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, при судебно-медицинской экспертизе трупа ФИО2, обнаружены следующие телесные повреждения: одиночное, проникающее, колото-резанное ранение груди слева с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, левой большой грудной мышцы, грудной фасции, левой малой грудной мышцы, наружных межреберных мышц 3-го межреберья, внутренних межреберных мышц 3-го межреберья, париетальной плевры, передней поверхности перикарда, передней стенки правого предсердия; левосторонний гемоторакс (320 мл крови) с развитием гемотампонады сердца (200 мл крови и 150 г свертков крови); резанная рана левой ушной раковины. Одиночное, проникающее, колото-резанное ранение груди слева с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, левой большой грудной мышцы, грудной фасции, левой малой грудной мышцы, наружных межреберных мышц 3-го межреберья, внутренних межреберных мышц 3-го межреберья, париетальной плевры, передней поверхности перикарда, передней стенки правого предсердия; левосторонний гемоторакс (320 мл крови) с развитием гемотампонады сердца, расценивается как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, повлекший смерть потерпевшего и состоит в прямой причинной связи с наступлением смерти. Резанная рана левой ушной раковины расценивается как не повлекшая за собой вреда здоровью и не состоит в причинной связи с наступлением смерти. Смерть ФИО2 последовала от одиночного, проникающего, колото-резанного ранения груди слева с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, левой большой грудной мышцы, грудной фасции, левой малой грудной мышцы, наружных межреберных мышц 3-го межреберья, внутренних межреберных мышц 3-го межреберья, париетальной плевры, передней поверхности перикарда, передней стенки правого предсердия; левосторонний гемоторакс (320 мл крови) с развитием гемотампонады сердца (200 мл крови и 150 г свертков крови), о чем свидетельствуют: секционные признаки, гистологические данные, данные медико-криминалистического исследования. В крови этиловый спирт обнаружен в концентрации 3,41 промилле (т. 1 л.д. 207-212);

– эксперт ФИО23 в судебном заседании вышеуказанные выводы экспертизы подтвердила, указав, что производила вскрытие трупа ФИО2. На трупе было обнаружено наружные телесные повреждения, на передней поверхности груди слева, по среднеключичной линии, в проекции 3-го межреберья, щелевидной формы, ориентированная на 2 и 8 часов условного циферблата, длиной 3 см., с расхождением краев до 0,5 см., при сведении краев длиной 3,2 см., с ровными, несколько осадненными кровоподтечными краями, правый конец раны М-образный, левый конец – острый. Вторая рана на левой ушной раковине, размерами 2,5 х 0,3 см, глубиной 0,1 см.. Других видимых телесных повреждений обнаружено не было. Было основное – одиночное, проникающее, колото – резанное ранение груди слева с повреждением кожи, подкожно – жировой клетчатки, левой большой грудной мышцы, грудной фасции, левой малой грудной мышцы, наружных межреберных мыщц 3-го межреберья, внутренних межреберных мышц 3-го межреберья, париентальной плевры, передней поверхности перикарда, передней стенки правого предсердия; левосторонний гемоторакс (320 мл. крови) с развитием гемотампонады сердца (200 мл. крови и 150 г. свертков крови). Осложнений не было, сопутствующие: резанная рана левой ушной раковины. Кардиомиопатия. В крови 3.41 промилле этилового спирта, что относится к тяжкому отравлению. Смерть непосредственно наступила от ранения ножом. Эксперт после исследования протокола проверки показаний на месте от ДД.ММ.ГГГГ, проводимого с Караевой А.Б., а также просмотра видеозаписи следственного действия, не исключила механизм нанесения удара, показанный последней, указывая на его причинение при самообороне, в иных случаях указала на его маловероятность;

-согласно заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, при исследовании ножа установлено наличие крови человека, которая могла произойти от потерпевшего ФИО2 и исключает происхождение крови на ноже от подозреваемой Караевой А.Б. (т. 1 л.д. 225-227);

– согласно заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, при исследовании одежды ФИО2: спортивных брюк, футболки, трусов установлено наличие крови человека, человека, которая могла произойти от потерпевшего ФИО2 и исключает происхождение крови от подозреваемой Караевой А.Б. (т. 1 л.д. 248-250);

– согласно заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому: на махровом полотенце и фрагменте вафельного полотенца, изъятых при ОМП, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего ФИО2 и исключает происхождение крови от подозреваемой Караевой А.Б. (т. 2 л.д. 24-26);

– согласно заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому: на кожном лоскуте передней поверхности груди от трупа ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ г.р., имеется колото-резанное повреждение, которое образовалось в результате одного травматического воздействия плоского колюще-режущего предмета, на уровне погружавшейся части имеющего одностороннюю заточку, то есть обушок и режущую кромку. С учетом ретракции кожного лоскута можно полагать, что ширина травмирующего предмета на уровне его погружавшейся части, вероятнее всего, была порядка 14-17 мм. Результаты сравнительно-экспериментального исследования позволяют полагать, что орудием травмы, причинившим колото-резанное повреждение на кожном лоскуте трупа ФИО14, мог быть клинок ножа, представленного на экспертизу (т. 2 л.д. 57-63);

– согласно заключения эксперта №э от ДД.ММ.ГГГГ, на поверхности стеклянной рюмки с надписью «Nemiroff», изъятой ДД.ММ.ГГГГ, в ходе осмотра места происшествия по материалам уголовного дела в <адрес>, выявлен след пальца руки пригодный для идентификации по нему личности. Четыре следа пальца рук, откопированные на отрезки ЛТ – 19 № таблицы, изъятые ДД.ММ.ГГГГ, с поверхности кружки на столе в кухне около раковины, с поверхности стеклянной банки на столе в кухне около раковины, с внешней поверхности дверцы люка стиральной машины в ванной комнате и с поверхности керамической сахарницы на письменном столе в комнате №, в ходе осмотра места происшествия по материалам уголовного дела, пригодны для идентификации по ним личности (т. 2 л.д. 70-76);

– согласно заключения эксперта №э от ДД.ММ.ГГГГ, след пальца руки размером 14х29 мм, откопированный на отрезок ЛТ – 19 № таблицы с поверхности кружки на столе в кухне около раковины, оставлен большим пальцем правой руки Свидетель №1. След пальца руки размером 15х21 мм, откопированный на отрезок ЛТ – 19 № таблицы с поверхности стеклянной банкина столе в кухне около раковины, оставлен средним пальцем правой руки Свидетель №1. След пальца руки размером 14х32 мм, откопированный на отрезок ЛТ – 19 № таблицы с внешней поверхности дверцы люка стиральной машины в ванной комнате, оставлен большим пальцем правой руки Свидетель №1. След пальца руки размером 15х22 мм, откопированный на отрезок ЛТ – 19 № таблицы с поверхности керамической сахарницы на письменном столе в комнате №, оставлен большим пальцем левой руки Свидетель №1. След пальца руки размером 14х16 мм, выявленный на поверхности стеклянной рюмки с надписью «Nemiroff», оставлен не Караевой А.Б. и не Свидетель №1, а иным лицом (т. 2 л.д. 86-88).

Допросив подсудимую, потерпевшую, свидетелей, эксперта, огласив показания подсудимой, свидетелей, а также исследовав и оценив материалы уголовного дела в их совокупности, суд приходит к выводу о виновности Караевой Анны Борисовны в объеме обвинения, установленного судом и квалифицирует ее действия по ч. 1 ст. 109 УК РФ – как причинение смерти по неосторожности.

Квалифицируя действия Караевой А.Б. как причинение смерти по неосторожности суд исходит из того, что каких-либо доказательств умысла подсудимой на причинение тяжкого вреда здоровью или убийства ФИО2, суду не представлено.

Кроме того, даже из предъявленного обвинения следует, что Караева А.Б. схватила руками руку ФИО2, в которой находился нож, однако каких-либо надлежащих доказательств умышленного нанесения удара суду не представлено.

Несмотря на то, что действия Караевой А.Б. были направлены на самооборону от противоправных действий ФИО2, который завел над ней руку с ножом, отводя его руку Караева А.Б. по инерции неумышленно нанесла ему удар ножом в область груди, а не умышленно при превышении пределов необходимой обороны, в связи с чем ее действия подлежат переквалификации с ч. 1 ст. 105 УК РФ именно на ч. 1 ст. 109 УК РФ, а не на ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Кроме того, о причинении смерти по неосторожности также свидетельствуют и обстоятельства конфликта, произошедшего между подсудимой и ФИО2.

Суд не принимает во внимание показания подсудимой Караевой А.Б. и ее защитника о том, что удара ножом ФИО2 она не наносила, а ранее на следствии себя оговаривала, поскольку данные доводы опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами, которые согласуются между собой, последовательны и соответствуют объективной истине. Показания подсудимой, данные ею на стадии судебного следствия, суд находит несоответствующими действительности, данными ею в целях смягчить или избежать уголовной ответственности за инкриминируемое преступление, по следующим основаниям.

Доводы стороны защиты о том, что показания подсудимой Караевой А.Б., данные ею в ходе предварительного следствия, явки с повинной, проверки показаний на месте, не могут быть положены в основу приговора, поскольку подсудимая от них отказалась, суд не принимает во внимание, поскольку явка с повинной была написана добровольно и собственноручно, о чем имеется соответствующая отметка в ней, при допросах и проверке показаний на месте всегда присутствовал защитник и каких-либо замечаний по окончании следственного действия его участниками заявлено не было. Кроме того, при проведении следственного действия – проверки показаний на месте, велась видеофиксация следственного действия, при просмотре которой в ходе судебного следствия, каких-либо нарушений при его производстве установлено не было.

О причинении удара ножом по инерции именно от действий Караевой А.Б. свидетельствуют показания самой подсудимой, данные ею на стадии предварительного следствия, явки с повинной, заключения экспертов и другие исследованные в суде доказательства. Данные показания подсудимой, эксперта подтверждены соответствующими заключениями экспертиз, проведенными по делу и соответствуют объективной истине.

Заключения экспертов по проведенным в рамках данного дела экспертиз, полностью отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, а также Федеральному Закону «О государственной экспертной деятельности в РФ». Нарушений процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве указанных судебных экспертиз, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов, следователем не допущено. Выводы экспертов аргументированы и отвечают на поставленные перед ними вопросы. Данные экспертами заключения не вызывают сомнений у суда, равно как не вызывает сомнений и компетентность экспертов, которые были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

Указанные экспертизы были назначены и проведены по поручению компетентного органа, с исследованием материалов уголовного дела. Ставить под сомнение выводы, изложенные в экспертизах, вопреки доводам защиты, оснований не имеется. При этом указанные заключения экспертов были исследованы в совокупности с другими доказательствами по делу.

Все доказательства по уголовному делу, как в совокупности, так и каждое в отдельности получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. При этом каких – либо нарушений при сборе доказательств, которые могли бы стать основанием для признания их недопустимыми, в соответствии со ст. 75 УПК РФ допущено не было.

Кроме того, по поручению суда по факту введения Караевой А.Б. в заблуждение со стороны следователя ФИО13, была проведена проверка доводов подсудимой, по результатам которой постановлением от ДД.ММ.ГГГГ за подписью заместителя руководителя следственного отдела по Симферопольскому району ГСУ СК России по Республике Крым и г. Севастополю было отказано в возбуждении уголовного дела. Также, допрошенный в судебном заседании следователь ФИО13 отрицал факт какого-либо давления на Караеву А.Б. на стадии предварительного следствия.

Основания подвергать сомнению показания подсудимой, данные в ходе предварительного следствия, свидетелей, экспертов, по уголовному делу не имеется.

Назначая меру наказания подсудимой Караевой А.Б., суд учитывает, что подсудимая ранее не судима, характеризуется с посредственной стороны, на учете у врачей психиатра и нарколога не состоит.

Согласно заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, у Караевой А.Б. определяются следующие индивидуально-психологические и личностные особенности: защитные внешнеобвиняющие тенденции при затрудненной адаптации в межличностных отношениях, субъективная оценка обстоятельств, трудности социальной адаптации; чувствительность к критическим замечаниям со стороны окружающих, повышенная обидчивость, подозрительность, стремление настоять на своем; переменчивость и недостаток целенаправленной настойчивости в достижении целей; активное отстаивание своей самостоятельности; высокий уровень вербальной (словесно) и косвенной (направленной на других лиц или предметы) агрессии, средний уровень подозрительности, раздражения, физической агрессии и общей агрессивности, низкий уровень негативизма. Вопросы о повышенной внушаемости, подчиняемости, склонности к фантазированию, об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, ставятся в отношении несовершеннолетних. Выявленные у Караевой А.Б. индивидуально-психологические особенности не могли оказать существенное влияние на ее сознание и деятельность в исследуемой ситуации. В момент инкриминируемого ей деяния Караева А.Б. не находилась в состоянии аффекта (физиологического аффекта или иного эмоционального состояния, существенно влияющего на сознание и деятельность). Караева Анна Борисовна каким-либо тяжким психическим расстройством (временным психическим расстройством, слабоумием или иными расстройствами психической деятельности) не страдала и могла на период инкриминируемого ей деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Караева А.Б. каким-либо тяжелым психическим расстройством (временным психическим расстройством, слабоумием или иными расстройствами психической деятельности) в настоящее время не страдает и может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. В состоянии временного психического расстройства психической деятельности (в т.ч. патологического аффекта) Караева А.Б. не находилась и могла на период инкриминируемого ей деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию Караева А.Б. могла правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и может давать о них показания. В применении принудительных мерах медицинского характера Караева А.Б. не нуждается (т. 2 л.д. 39-42).

Данное экспертное заключение сомнений у суда не вызывает, поскольку выполнено квалифицированными экспертами, является полным, его выводы подробно мотивированы. Таким образом, суд полагает необходимым признать Караеву А.Б. лицом вменяемым, которая не нуждается в применении принудительных мер медицинского характера.

При назначении наказания суд принимает во внимание, что Караева А.Б. совершила преступление, которое в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ отнесено к категории преступлений небольшой тяжести.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, суд признает противоправное поведение потерпевшего, явку с повинной и наличие малолетних детей у виновной, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления, поскольку на стадии предварительного следствия она давала изобличающие себя показания, а также добровольно написала явку с повинной именно тогда, когда в деле отсутствовали изобличающие ее вину доказательства, т.е. сообщила сведения, которые ранее не были известны органу предварительного следствия, при этом будучи ознакомленной с положениями ст. 306 УК РФ и ст. 51 Конституции РФ.

Поскольку, как установлено судом в ходе судебного следствия, подсудимая Караева А.Б. находилась в состоянии алкогольного опьянения и инкриминируемое преступление было совершено в ходе конфликта, который возник именно в следствие нахождения всех его участников в состоянии алкогольного опьянения, на основании ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, суд в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, признает совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.

В связи с наличием отягчающий наказание обстоятельств у суда отсутствуют основания для применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Учитывая изложенные обстоятельства в совокупности с данными, характеризующими личность подсудимой, тяжести совершенного преступления и его общественной опасности, в целях восстановления социальной справедливости, исправления подсудимой и предупреждения совершения ею новых преступлений суд считает необходимым назначить наказание Караевой А.Б. в виде лишения свободы сроком на 1 год 10 месяцев. Оснований для применения положений ст. 73 УК РФ судом не усматривается.

Наказания в виде исправительных работ, ограничения свободы или принудительных работ, будут недостаточны для восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденной и предупреждения совершения ею новых преступлений.

При определении вида исправительного учреждения суд руководствуется положениями п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, и учитывает, что подсудимая ранее не судима, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 109 УК РФ отнесено к категории преступлений небольшой тяжести, в связи с чем считает необходимым определить ей отбывание наказания в колонии-поселении.

В связи с тем, что суд пришел к выводу о назначении наказания Караевой А.Б. в виде лишения свободы, с целью исполнения процессуальных решений, а также то, что подсудимая может скрыться от суда, суд считает необходимым до вступления приговора в законную силу меру пресечения в отношении нее в виде заключения под стражей, оставить без изменений.

В соответствии со ст. 81 УПК РФ, вещественные доказательства в виде ножа, – подлежат уничтожению, мобильный телефон, 4 ножа, полотенца, вещи и мобильный телефон – передаче по принадлежности.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст. 296-299 УПК РФ, суд, –

Приговорил

Караеву Анну Борисовну признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, и назначить ей наказание в виде 1 (одного) года 10 (десяти) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Срок наказания Караевой Анне Борисовне исчислять со дня вступления приговора в законную силу.

На основании п. «в» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, время задержания и нахождения под стражей в период с ДД.ММ.ГГГГ и до дня вступления приговора в законную силу, зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за два дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Меру пресечения в отношении Караевой Анны Борисовны до вступления приговора в законную в виде заключения под стражей, оставить без изменений до вступления приговора в законную силу, но не более срока назначенного наказания.

Вещественные доказательства – нож, являющийся орудием совершения преступления, хранящийся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по Симферопольскому району ГСУ СК РФ по РК и г. Севастополю, по адресу: <адрес> – уничтожить.

Вещественные доказательства – махровое полотенце, вафельное полотенце, четыре ножа, точилка, ножницы, кожаные шлепки, спортивные брюки, футболка, трусы, спортивная куртка, спортивные брюки, мобильный телефон «Samsung» – хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по Симферопольскому району ГСУ СК РФ по РК и г. Севастополю, по адресу: <адрес> – передать потерпевшей Потерпевший №1 по принадлежности.

Вещественные доказательства – футболку, джинсовые брюки,– хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по Симферопольскому району ГСУ СК РФ по РК и г. Севастополю, по адресу: <адрес> – передать по принадлежности Караевой Анне Борисовне.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Крым через Симферопольский районный суд Республики Крым в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденной, содержащейся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ей его копии.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденная вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Разъяснить Караевой Анне Борисовне право на участие защитника на стадии подготовки апелляционной жалобы и в суде апелляционной инстанции.

Судья Берберов Д.М.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Возможно вас заинтересует

Судебная практика в Крыму Судебная практика по Крыму

Приговор по п.«в» ч.5 ст.290, п.«е» ч.3 ст.286 УК РФ (Взятка+Превышение должностных полномочий директором МБОУ «СОШ №22») | Дело №1-427/2022

Дело №1-427/2022 УИД 91RS0003-01-2022-005027-43 ПРИГОВОР именем Российской Федерации 31 октября 2022 года город Симферополь Центральный ...